"Даєш окремі палати та прикріплений медперсонал": Багатії, чиновники і їхні дружини з регіонів з'їжджаються в столичні лікарні

Було б чесно, щоб вони лікувалися в благополучно облаштованих ними Харкові, Одесі та Миколаєві, коли припече.

Володимир Скоробогач. Фото: Фейсбук.

"Заместитель губернатора Харьковщины Алексея Кучера Владимир Скоробагач вместе с супругой Викторией не стали лечиться от коронавируса в родном городе. Ему они предпочли Киев. Это начало новой тенденции?", - пише Кирило Данильченко у статті для ресурсу "Великий Київ", передають Патріоти України, та продовжує:

"На утро 24.03.2020 на 12 день карантина в Киеве и области официально подтверждено 34 случая заражения коронавирусной инфекцией. Вполне логичное лидерство, в регионе где через аэропорты проходило 16 млн пассажиров со всей Украины – 80% контактов украинцев с миром осуществляются через столицу. Но вскоре появится и другая, менее популярная причина.

Имя ей медицинский внутренний туризм. Как показывает международная практика, пациент в стационаре со среднетяжелой и тяжелой формой COVID-19, лежит в промежутке от 2 до 3 недель. Специфическое лечение кортикостероидами, подачей кислорода, экспериментальными противовирусными средствами, которые даже в стационаре могут вызвать фатальные аритмии. Люди задыхаются, у них рвота во время интубации. Тем у кого не ставят эндотрахиальную инвазивную трубку, подключают специальные кислородные системы – СРАР, а за ними тоже нужно наблюдение хорошо обученных постов.

Противовирусные препараты, нередко еще на испытаниях, а у тех, где не период триала это ретровирусная терапия. Например, достаточно непростой препарат для лечения ВИЧ – ритонавир, который уже отзывали с рынка из-за токсичности и полиморфизма. А сейчас уже пошли рандомизированные исследования, что помогает он при COVID-19 не очень. Но побочные эффекты уже получены во всей красе.

Во многом лечение COVID-19 это творчество, потому, что врачи вступили в область неизведанного, а протоколы создаются прямо сейчас. Избыточное вторичное воспаление и сильный иммунный ответ на пневмонию гасят иммуносупрессорами. Часто с соответствующими побочными эффектами и сильным терапевтическим ответом. Упорные лихорадки – коктейлем из парацетамола и противомалярийных препаратов.

В общем, вот эти 11-15% больных требующие кислородной терапии и 5% в критическом состоянии это действительно тяжелые пациенты. Они кашляют, брызгают слюной, рвут, бьются в панике когда задыхаются. Им нужны посты, специфическое кормление в случае трубок и систем СРАР, работа психотерапевтов.

А еще слаженной команды из пульмонолога, реаниматолога и часто еще нескольких профильных, например кардиолога или гастроэнтеролога. Ибо у одного будет тахикардия из-за того, что сердце пытается компенсировать снижение уровня кислорода частотой сокращений, а у другого обострение хроники и открытые язвы из-за больничного питания. Поэтому 2-3 недели – от забора крови при поступлении и до выписки. Плюс много пожилых с гроздью хроники и побочных заболеваний.

И это тоже определенная проблема. В Харькове, в областных больницах, например, рапортуют о готовности 21 аппарата ИВЛ состоянием на сегодня и еще 10 в обозримом будущем. Инфекция и интенсивная терапия. Всего их 133, но часть устаревшие, в ремонте, обычные дыхательные маски на скорой или портативные в приемном покое. А как вы понимаете прибор с монитором жизненных показаний из Швейцарии в боксе, где можно следить за гемодинамикой и прибор завода «Буревестник» на ремонте – несколько разные приборы. Достаточно ли их на область с 3 млн населения – вопрос глупый. Особенно если помнить, что текущие больные на кислороде от аварий до муковисцидоза никуда не делись.

В Одесской области 72 аппарата, а в самой Одессе 60+. Ну и так далее.

Простая математика – чтобы в течении этой недели на кислороде и двух в больнице сложить медицинскую инфраструктуру нужно так уж много времени. Для 60 аппаратов – 20 поступающих тяжелых в сутки, 10% от 200 случаев в регионе. И это ведь не просто искусственная вентиляция легких – это достаточно сложный инженерный механизм. Концентраторы кислорода, магистрали подачи, зарядка баллонов, все вот эти слесари с газовыми ключами и мужички помятого вида, катающие синие баллоны по полу.

Механизм дополнительно страдающий из-за режима карантина, транспортного коллапса и выхода из строя персонала. И даже если аппарат закупили, появилась ли волшебным образом медсестра, которая в состоянии ухаживать за трубкой и контролировать несколько режимов подачи кислорода в сутки? Появилось шесть ставок реанимационных медсестер на каждые два закупленных аппарата ИВЛ в месяц и как там с бригадами профильных и ретро вирусными препаратами?

В общем, проблематика понятна. Понятна она и власть имущим, и бизнесменам, и просто людям обеспеченным. Ибо пришло осознание, что поставить в гараже персональный аппарат и поддерживать к нему бригаду персонала, который может быть на карантине, на смене и даже в боксе с трубкой, уже рядом со своими больными как в Италии – несколько разные вещи.

Что больного нужно переворачивать, следить за динамикой крови и реакцией печени на вирусную терапию, выравнивать интервал сердечного ритма и готовить парентеральное питание. А врачи в регионах за четверть века щедрого финансирования разбежались по частным клиникам, да приучились заказывать при попадании в интенсивную терапию 10 бутылок спирта и 30 метров марли. Чтобы отнести их после смены назад в аптеку за откат.

И обеспеченные потянулись в Киев – рынок просто так отрегулировал за четверть века. И столичные 300 современных аппаратов ИВЛ как-то более внушают. И профильные специалисты выглядят бодрее чем в районной или областной провинциальной больнице. Даже не только и не сколько страдальцы из Куршевеля или депутаты из Оппозиционного блока – часть из них хотя бы постоянно проживает в регионе.

Например, чиновники средней руки уже пользуются столичной медициной. Заместитель главы ХОГА Владимир Скоробогач – прилетел из Германии с реабилитации после трудов скорбных, словил плохое самочувствие и госпитализирован в Киеве.

Мелькающая в Харькове личность – в свое время его люстрировали с зеленкой за раздачу крупы на выборах 2014. Известен коллекцией швейцарских часов и крупными суммами на счету. Жена его 37 лет, Виктория Скоробогач, почувствовала себя плохо, тестами подтвердила COVID-19 и тоже внезапно на самоизоляции в Киеве.

А чего не в родном Харькове, а ближе к дачному участку в Козине?

Почему людей из Черновцов через половину страны не доставляли в столицу, а чиновник средней руки и владелец мясных фирм здесь.

А куда, например, положат начальника ХОГА Кучера, если он тесно прижимался к Скоробогачу? В областную инфекционную города Харькова, которую чиновники обустроили согласно своему образу и подобию, или сразу в Киев санитарным транспортом?

На эти вопросы еще только предстоит ответить. Как и в случае вспышки по примеру Италии или Испании, кто имеет право на жизнь – у кого больше ресурсов, у кого показания позволят быстрее освободить аппарат или местные жители, на деньги которых построены больницы в регионе.

Ситуация с харьковским областными чиновниками показательная. Тот же Кучер появляется на пресс-конференции с симптомами ОРВИ, и это уже после информации о болезни своего зама. Может, губернаторов, их замов, как и всю местную рать, кормящуюся из бюджета, стоит обязать лечиться “по месту службы”?

Но несмотря на тяжесть ситуации, невозможно удержаться от злорадства. 25 лет чиновники насиловали нашу страну, не в состоянии придумать ничего хитрее, чем рисовать +30% к сумме ремонтов в больницах и перчаток с системами, раздавая время от времени люмпену гречку. Благополучно освоенные деньги вывозили в недвижимость Италии и Испании.

Но теперь границы закрыты, испанские солдаты строчат на машинках маски, а в Италии 9% смертность. И гордые потомки римлян целуют в губы Путина и Кастро за два самолета арбидола с недоказанной эффективностью, мешок масок и картинку на ТВ. Вот так вот бывает в жизни.

И спортивная форма и золотая карта не гарантируют, что вирус начнет пилить легкие, а реанимационная бригада не окажется на карантине.

Больных в Ломбардии не возят через половину страны, нагружая ресурс техники, санитарные службы и подвергая риску кучу людей по пути следования. И у нас, вроде, транспортное сообщение между городами обрезали в том числе и поэтому, ибо деревья «умирают» стоя. 80% легко дома в изоляции, остальные на аппаратах. Но некоторые звери ровнее.

Было бы честно, чтобы они лечились в благополучно обустроенных ими Харькове, Одессе и Николаеве, когда припечет. Честно даже перед киевлянами, которые кушают транспортный коллапс ложками и осваивают пропуска на транспорт.

Чтобы каждый осознал, что наступает момент, когда наличка или счет это мусор, потому что врач реаниматолог учится десятилетие, а посты медсестер года 4 если считать с колледжем. И что родина это не только сафари для добычи ресурсов, чтобы освоить их в первом мире".

Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

Хіти тижня. Спецпроект "Маріуполь": Ахметов будує другий Донецьк. Ніхто не сміє кинути йому виклик

четвер, 1 жовтень 2020, 0:10

Через місяць в Україні - місцеві вибори. У прифронтовому Маріуполі на них лідирує людина Ахметова - Вадим Бойченко. Чи є шанс на перезавантаження? Маріуполь - найбільше місто на підконтрольному Україні Донбасі. І - частина імперії донецького олігарха Р...

Фокін встиг багато в чому напаскудити Україні, - політтехнолог Голобуцький

четвер, 1 жовтень 2020, 0:00

Публічний тиск в будь-якому випадку зіграв свою роль... "Сталось: Зеленський звільнив Фокіна з ТКГ. Не сталось: проти Фокіна не порушили провадження за ст.110, 111, 114 ККУ", - пише політтехнолог Олексій Голобуцький на своїй сторінці у соцмережі "Фейсб...