"Лысый-летописец. Рассказы о зеленине. Правдивая история дня рождения Шустера", - Рибніков

Продолжаем публикацию избранных глав будущей книги личного президентского биографа Лысого-Летописца «Рассказы о Зеленине».

Сегодняшний рассказ молодого прозаика повествует о том, как Владимиру Зеленскому и его друзьям удалось сорвать государственный переворот с помощью блестящей спецоперации, о которой еще рано говорить, потому что ниточка тянется на самый верх.

«22 ноября мы прилетели в Вильнюс на трех вертолетах ГСЧС, отлично зарекомендовавших себя в ходе ремонта президентской резиденции „Гута“. В операции участвовал узкий круг посвященных. Вова и Андрей Борисович были в полной боевой выкладке, я как фронтовой корреспондент вооружился большой фотокамерой и замотал рот шарфиком 'POHUI', специалист широкого профиля Лещенко играл с установленным в вертолете кислородным аппаратом, насыпая внутрь нюхательную соль и вдыхая ее через шланг.

- Повторяю, миссия крайне щекотливая, — говорил Вова, — можно я скажу, можно, да?

- Можно, — сказал Андрей Борисович.

- Спасибо, — кивнул Вова. От кивка каска съехала ему на нос и зацепилась. С усилием вернув ее на место, Вова шмыгнул носом и продолжил: — Савик Шустер и его олигархическое кодло отмечают день рождения, ну, мне так кажется, хотя, может, вам так не кажется...

- Переворот, — веско сказал Лещенко, щелкнув брекетами. — Они будут втягивать Ахметова в государственный переворот и подбирать кандидатов на выборы против Украины. Как сообщают наши инсайдеры...

Управлявший вертолетом многоцелевой пилот Арестович обернулся, помахал рукой и показал пальцем вниз.

- Мне кажется, Арестович показывает пальцем вниз, — сказал Вова. — Ну, мне так кажется.

- Прилетели, — хмуро пояснил Андрей Борисович. — Идем на снижение. Все знают свою задачу?

- Вламываемся внутрь, всех мордой в пол и под трибунал! — решительно сказал Вова, снимая с носа каску. — Неправильно воевать с Украиной, ну, мне так кажется.

- Попробуйте мешок Амбу, — доверительно наклонившись к Вове, посоветовал Лещенко. — Эффект охуеть.

Мы спустились по лебедке вниз, пилот поддал газу, трос пошел вперед, и мы, разбив окно, ворвались в ресторан. Я зацепился шарфом за шпингалет и задержался на входе, Вова упал лицом в торт, Лещенко распорол брекетами мешок Амбу, и он полетел через весь зал в клубах вырывавшейся через дырку нюхательной соли. Андрей Борисович полоснул по нему из своего маленького автоматика и застрелил Арестовича. Вертолет рухнул на землю и загорелся. К счастью, у нас с собой было еще два.

- Всем стоять, мордой в пол! — крикнул Вова, выплевывая мармеладные розочки. — Граждане путчисты, вы арестованы. А вы, Савик, прощайте.

Андрей Борисович снял с головы бандану и тщательно вытер Вове лицо от крема.

- А чего сразу Савик? — хмуро спросил Шустер. — У меня просто день рождения, и отец в „Жальгирисе“ играл, я на вас за это в суд подам.

- Ты мне зубы не заговаривай, олигархическая подорва! — возмутился Вова. — Куда девал тело убиенного тобой Ахметова? Где этот мощный старик?

- А он только на минутку забегал, Савика поздравить, ушел уже, — объяснил доктор Комаровский. — Сказал ошеломляющий тост за здоровье человека, который обходится ему очень дорого и делает что хочет, ничего с Ринатом не согласовывает, а потом Ринат теряет деньги.

- Неужели за мое здоровье пил? — спросил приятно удивленный Вова. — Вот это да.

- Да чтоб мне с этого места не сойти! — быстро сказал Комаровский и предупреждающе наступил под столом на ногу Шустеру. Шустер, которому Ринат полчаса назад перебил эту ногу железной трубой за то, что тот ничего с ним не согласовывает, зашипел от боли.

- Что-то тут все равно нечисто, — неприятным голосом сказал Лещенко, как будто к чему-то принюхиваясь. — Вот вы, Шустер, изображаете из себя крутого, но для начала ответьте на неприятные вопросы о своих связях и деньгах. Я ведь помню, как вы у Януковича по пенькам бегали.

- Я тоже помню, как вы у Януковича по пенькам бегали, — мстительно сказал Шустер.

- Это было другое, — с достоинством отрезал Лещенко. — Я бегал по ним, пряча за притворной холуйской улыбкой глубокое презрение к... А вы, Гордон, чего лыбитесь? Я помню, как вы состояли в блоке Порошенко!

- Я тоже помню, как вы состояли в блоке Порошенко, — захихикал Гордон.

- Это было другое! — с еще большим достоинством отрезал Лещенко. — Я разваливал его изнутри, пока вы золотыми пирамидками торговали. Это же у вас было дно, ниже которого упасть просто невозможно!

- Осторожнее, Серёня, осторожнее, — улыбка Гордона стала зловещей. — Ты не понимаешь сил, с которыми играешь.

Гордон достал из кармана золотую пирамидку, показал ее Лещенко и вкрадчиво спросил:

- Чувствуешь, как усыхает нога?

Лещенко побледнел, достал из кармана новый мешок Амбу, судорожно дунул им себе в рот и от волнения снова прогрыз в нем дырку. Мешок стремительно вырвался из его рук, с тоскливым воем взлетел вверх и ударился о большой праздничный транспарант, висящий под потолком. Все подняли глаза и увидели, что на транспаранте написано: „Ринат Ахметов приветствует новый предвыборный блок — Блок Комаровского-Кашпировского!“.

- Это что еще такое? — страшным голосом прошипел Вова, указывая на транспарант. — Просто день рождения справляли, да?

- Заметил, сука, — тихо сказал Шустер.

Вова растерянно оглянулся на Лещенко, ища поддержки, но тот лишь раскачивался на полу, баюкая ногу, и ничего вокруг себя не замечал.

- Ладно, карты на стол! Я ведь не напрасно говорил, что Зеленский умер, — с вампирской улыбкой сказал Гордон. — Вы же понимаете, Вова, что на выборах в Украине у вас против Комаровского и Кашпировского нет ни малейшего шанса?

- Да они же шарлатаны, — растерянно сказал Вова. — Как мне кажется, ну, я так думаю.

- Сказал клоун, — промурлыкал Гордон. — А я ведь к ним спикером Рады пойду.

Комаровский, не на шутку обидевшийся на то, что его назвали шарлатаном, порывисто достал из-под полы пиджака большое фото Кашпировского и показал его Вове.

- Кашпировский отключает твой будильник, — гипнотически вращая глазами, сказал он.

- Ой, — сказал Вова и с влажным шлепком рухнул на пол рядом с Лещенко.

Я порылся в карманах, нашел тюбик блеска для лысины и уважительно поднес его к фотографии Кашпировского.

- Вот, не угодно ли-с зарядить-с мои крэмы и мази? — спросил я.

- Экий вы невежа, постыдились бы, — заметил Гордон с укором. — Крэмы и мази заряжал доктор Чумак, но, к сожалению, умер, а жаль. Хороший был бы по нашим временам кандитат в украинские премьеры... Свободен, лысый. Иди и больше не греши.

Когда мы покидали ресторан, Андрей Борисович остановился на пороге и строго сказал заговорщикам:

- На первый раз прощаю, но о перевороте забудьте. Не те времена сейчас, чтобы лодку раскачивать. Иначе это будет ваша большая ошибка, ну, вы понимаете.

Участники банкета согласно кивнули. Еще бы они не понимали!

Так Вова предотвратил путч, но главное сражение было впереди. Президент смотрел в будущее с уверенностью. Ситуация была под контролем».


Джерело

Опубликовал: Андрій Савчук
Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

"Економічне диво Слуги народу". Чому ціни на газ зростають, а внутрішній видобуток падає

вівторок, 18 січень 2022, 0:18

Головним винуватцем падіння видобутку є державне "Укргазвидобування", а приватні компанії потроху нарощують показники. Про це пише журналіст Олексій Гавриленко, зазначають Патріоти України. Оперативні дані "Укргазвидобування" (УГВ) свідчать: видобуток ...

Хіти тижня. Гречаники до ювілею Василя Богачука

вівторок, 18 січень 2022, 0:10

Люди з моєї когорти. агато у житті моємо було знайомих, приятелів і навіть друзів. Але знаю, що найнадійніший серед усіх завжди залишався і є добрий, надійний чоловік із Тернопілля Василь Степанович Богачук. Виходець із мудрої і роботящої селянської ро...