"Ретросталинисты, или Почему Путин перестал удовлетворять запросы россиян", - блогер

"В последние месяцы еще недавно лояльные Кремлю СМИ все чаще критикуют Путина. Что же дальше?" - пише у своєму блощзі Сергій Ільченко, повідомляють Патріоти України, і продовжує

"Навальный всем приелся и оттеснен на информационную периферию. Ушли в тень полукриминальные "герои Русской весны". Вперед выходят неосоветские критики существующего положения дел. Есть уже и ведущие ресурсы этого процесса: "Царьград ТВ", "Свободная пресса", ютуб-канал "Сталинград", а также его идеологи и фронтмены, такие, как Фурсов, Платошкин, Потапенко. Лозунги воинствующей социальной справедливости все прочнее входят в тренд.

В перспективном сегменте политического поля идет борьба за лидерство и уже намечается разделение на левых, правых и центр. Но рамки желаемого и дозволенного остаются общими: адепты новой идеологии жестко критикуют Запад, США, капитализм, разрушение СССР, но одновременно они критикуют и российскую власть. И хотя самого Путина эта критика касается еще с большой осторожностью, оставляя лазейку "царь хороший, бояре плохие", факт остается фактом: такого рода риторика весьма востребована. В российском обществе формируется запрос на отторжение путинизма, но с одновременным отторжением и либеральных лозунгов.

При этом во главе процесса стоят вовсе не маргиналы. Трое упомянутых идеологов, несомненно, и умны, и образованны - и, к слову, высказывают немало здравых мыслей по частным поводам, наглядно демонстрируя своей позицией в целом, как из безупречных фактов и столь же безупречной логики можно собрать конструкцию решительно на любой вкус, лишь немного сместив акценты и приоритеты.

Конечно, все элементы антилиберального постпутинизма по отдельности уже известны и далеко не новы. И ностальгия по СССР, и постимперские комплексы, и ненависть к приватизаторам-"гайдарочубайсам" , и следом, значительно осторожнее, к российским олигархам, а уже через них - завистливая проекция ненависти на Запад в целом, который в России можно ненавидеть уже безо всякой опаски, хотя его частью и стремится стать российский имущий класс, - все эти кубики социального "лего" имелись в наличии уже давно. Но из хаотичного состояния они на наших глазах складываются в ясный запрос на социальное переустройство, а самым ярким проявлением этого запроса, идущим снизу, стала растущая популярность фигуры Сталина.

При этом коллективный Кремль и сам Путин явно растеряны. Им просто нечего предложить в этой нише спроса. Заявление Путина о невозможности социализма по причине его экономической нерентабельности, прозвучавшее на пресс-конференции 20 декабря, вызвало в обществе лишь глухое раздражение.

Общий фон

Конечно, российские процессы идут вовсе не вакууме, являясь частью общемирового кризиса. Кризис этот очень глубок и сложен, а в список его зримых и очевидных проявлений входит, среди прочего, общемировое изменение характера государства. Во всем мире от государств, привязанных к территориям, совершается переход к государствам-корпорациям с глобально-дисперсной территориальной локализацией, по сути, к взаимопроникающим и соперничающим постимпериям. Одновременно идет и расслоение старого общества, большая часть которого глобальным постимпериям сегодня не нужна.

В принципе, это те же процессы постиндустриализации, о которых я уже писал. Тема эта многоплановая и большая, нам же сейчас важно то, что результатом такого перехода становятся огромные массы экономически невостребованного населения. Причем, когда процесс расслоения оканчивается, что происходит довольно быстро, лет за 20, социальные лифты выключаются, и те, кто не сумел перейти в новое качество, застревают в безнадежном тупике. Возникает многомиллионный прекариат, который бывает нужен государству-корпорации лишь частично и эпизодически, и даже такая потребность в нем, по мере автоматизации неквалифицированных работ, постепенно снижается.

Эта масса людей неоднородна. Часть из них или их родители, поскольку социальная память живет в нескольких поколениях, была частью социума, существовавшего на данной территории до начала перехода к государствам-корпорациям. Их положение в ушедшую эпоху было если и не лучше в прямых цифрах потребления - хотя во многих случаях оно было лучше и в них, - то, по меньшей мере, было более прогнозируемо и определенно.

Отсутствие прогнозируемого будущего - самая большая проблема прекариата. Оно либо требует иной социальной модели поведения, когда люди живут одним днем, ничего не планируя на завтра, выстроенной на другой социальной психологии, либо влечет за собой тяжелую нагрузку на психику, чреватую ростом уровня психических заболеваний и агрессии.

Другая часть прекариата - мигранты, не имеющие отношения к социальным моделям, господствовавшим на этой территории в ушедшую эпоху. В теории это должно облегчать их адаптацию, но на практике прекариаты-мигранты, достигнув значимой численности, пытаются, как и прекариаты-автохтоны, воспроизвести знакомые им модели социального поведения. Зачастую эти модели отличаются от автохтонных, и вступают с ними в конфликт.

Однако у мигрантов есть преимущество в виде социального тыла - территорий или стран прибытия, которые, в силу их слабого развития, в меньшей степени попали под каток новых государств-корпораций, и, хотя бы частично, сохранили старые модели государственного и социального устройства. Иными словами, если состояние докорпоративных структур в развитых странах можно сравнить с горами строительного мусора, оставшегося на месте снесенных построек, то в странах менее развитых речь идет об обитаемых, но малопригодны для жизни руинах - в противном случае оттуда не шел бы приток мигрантов. Такая подпитка позволяет мигрантам не только частично воспроизводить свой социум на новом месте обитания, хотя и в искаженном, маргинально-криминальном виде, но и успешно конкурировать с местными.

Это порождает конфликт в среде прекариата, что, в принципе, устраивает государство-корпорацию, поскольку затрудняет докорпоративный реванш.

Тем не менее, угроза такого реванша будет существовать до тех пор, пока массы лишних людей не будут тем или иным способом утилизированы: от вымирания в силу естественного старения - при одновременном снижении рождаемости, до кооптации в структуры государства-корпорации. Впрочем, на второй вариант даже при благоприятном сценарии, в обозримой перспективе могут рассчитывать не более 5-10% прекариариев.

Такой реванш, если он случится, будет обладать всеми чертами реставрации. Старые модели поведения, воспроизведенные в новых условиях, могут лишь имитировать оставшийся в прошлом образец, неизбежно будучи по сути чем-то качественно иным. К примеру, в США тему докорпоративной реставрации оседлал Дональд Трамп - и даже добился на этом пути некоторых успехов, но говорить об откате в 60-е годы прошлого века, со всеми их плюсами и минусами, естественно, не приходится.

Но, несмотря на невозможность воспроизвести то, что было разрушено - и тут Путин, говорящий о невозможности реставрации советского социализма, конечно, прав, хотя его аргументация очень показательна, - такие попытки вовсе не лишены смысла. Напротив, они во многих случаях могут стабилизировать ситуацию, растянув во времени адаптационный период, когда прекариат удерживает за собой минимальное экономическое и социальное пространство, и подарив многим его представителям дополнительный шанс на адаптацию.

И хотя конкретные сценарии здесь зависят от многих факторов, важнейшим из которых является регион, с его прошлой историей и окружением, в целом создание таких ретросоциумов, способных просуществовать на приемлемом уровне 10-20-50 и даже более лет, возможно. Правда, все имеет свою цену и за право жить в относительно комфортном вчерашнем дне придется заплатить, причем, чем больше будет срок проживания, тем большей окажется и цена.

Что происходит в России и при чем тут Украина

Вопреки распространенному заблуждению, вызванному организацией учебного процесса где Всемирная история и история отдельно взятой страны: СССР/России/Украины/любой другой, разнесены в отдельные курсы, мировая история глобальна. Иной вопрос, что смотреть на нее можно из разных стран и культур, как это показал Джавахарлал Неру в своем "Взгляде на Всемирную историю". Так вот, разрушение СССР и кризис постсовестких государств, включая Россию, вызваны теми же процессами перехода к государству-корпорации. В ходе этого перехода российское общество расслоилось на три неравные части.

Примерно 1% россиян, которым по данным Credit Suisse, принадлежит три четверти национальных богатств на территории России, органично вошли в новую Россию-корпорацию. Эти люди более всего хотят растянуть нынешний период на максимальный срок - но его запас социальной прочности подходит к концу. Понимая это, они торопливо выводят из России капиталы, легализуя их на Западе. Практически у них у всех уже есть гражданство других государств и прочная база в новом мире. Они доживают в России свой Золотой век, но готовы в любой момент покинуть ее навсегда, как гибнущую Атлантиду.

Порядка 12% россиян претендуют на европеизацию, в силу чего разделяют то, что по их мнению является "европейскими ценностями". Однако, в силу плохой информированности и общей инерции мышления, присущих всему постсоветскому обществу, их представления о Западе, Европе и реалиях "европеизации" скроены по лекалам примерно полувековой давности, сильно отставая от реальной жизни.

В современных же условиях европеизация возможна только в два этапа: сначала, оставаясь в рамках прекариата, нужно сменить локацию на европейскую, как более выгодную, и только затем, освоившись в ней, попытаться перейти в новое качество наиболее комфортным способом из тех, что окажутся доступны: от дожития в страте прекариата, но в относительно приемлемых условиях, до адаптации в социум нового государства-корпорации, что является огромной и редкой удачей.

Столкнувшись с такой суровой реальностью, многие из "русских европейцев", достигнув Земли Обетованной, испытывают разочарование, и радикально пересматривают свои взгляды, примыкая к третьей, самой многочисленной группе "глубинного народа" - к тем самым 87%, которые "Крымнаш" и "Можемповторить". Конечно, группа эта, уже в силу своей величины, неоднородна и включает в себя несколько нисходящих ступеней. На ее дне мы увидим полное принятие специфического "Русского мира" с его жестким традиционализмом и покаранием за малейшее отличие от большинства. Помните, как Герман Стерлигов предлагал убить школьников, устроивших шуточное БДСМ-шоу на выпускной линейке во Владивостоке? Так вот, Стерлигов не шутил.

Эти люди живут по традиционному, почти неизменному уже несколько веков "русскому адату", деля мир на своих и чужих и выстраивая своих в строгую иерархию исполнительной власти, поскольку никакой другой власти они не понимают в принципе. Наверху - царь, как бы он ни назывался, он же источник законов, ниже - губернатор, назначенный царем, и далее, по нисходящей, вплоть до мужа в семье. Царь в государстве, барин в поместье, офицер в армии, городовой на улице - все они должны быть жестоки, ибо их задача в первую очередь состоит в том, чтобы все свои в пределах их компетенций были надлежащим образом построены, а все чужие - удалены прочь. Всякий же, кто выдается из общей массы, будь то сосед, живущий "нетрудовым доходом" или зарвавшийся начальник, должен быть сурово наказан. Лучше всего - смертью, поскольку это подает пример для остальных, и навсегда закрывает проблемы, связанные с нарушителем.

На такую реставрацию, гарантирующую скромный достаток и твердую уверенность в завтрашнем дне, существует сегодня мощный запрос в российском обществе. Причем, все тонкости процесса, все полутона и детали будут уделом немногочисленной образованной страты - большинству же россиян нужны лишь "корма образцовые" и "почище хлева", а также твердый порядок, установленный сверху железной рукой, но никак не гражданские свободы и связанная с ними ответственность.

Идеальным лидером такой реставрации и является "идеальный Сталин". Конечно, к реальному Сталину этот образ имеет лишь опосредованное отношение, так же, как образ "царя-батюшки" сложившийся в голове рядового члена Союза Русского Народа, соотносился с реальным Николаем II. Но поскольку запрос на нео-Сталина существует и набирает силу, на него должен быть дан ответ. Путин же с этой ролью не справился - он не сумел укрепиться в достаточной мере, чтобы держать своих бояр в ежовых рукавицах. Почему так вышло - отдельная тема, со множеством нюансов, но, в основном, потому, что Путин и его окружение оказались не в состоянии мыслить категориями государственного строительства. Придя к власти как гопники, которым достался на разграбление самый большой обломок СССР, они гопниками и остались.

Какое-то время это проходило. Но сейчас ресурсы подошли к концу, уровень жизни глубинных 87% сильно упал, и этот факт уже не скрыть никакими шоу. В обществе накопилось раздражение колоссальным имущественным разрывом при полном отсутствии социальных лифтов, и вырос запрос на публичные казни зарвавшихся бояр. В этих условиях появление группировки, которая, подвинув Путина, предложит россиянам реинкарнацию Сталина, уже практически неизбежно, как неизбежно и то, что россияне этот подарок с восторгом примут.

Конечно, такая ретро-Россия с ретро-Сталиным во главе сама по себе в новых условиях будет нежизнеспособна. Но она сможет стать ресурсным приложением к России-корпорации, замаскировав ее от рядовых россиян. Между двумя проектами будет установлена жесткая граница, по одну сторону которой окажутся глобализованные патриции, а по другую, как встарь, станут казнить "за колосок". Этому будет предшествовать показательная гекатомба многих членов "Партии жуликов и воров", совершенная руками более везучих членов этой же партии, а заодно и зачистка либеральных болтунов - словом, законсервированные за Полярным кругом лагеря заработают на полную мощность.

С некоторыми вариациями это повторяет китайский путь, и эксплуатация ретро-России Россией-корпорацией, возможно, будет происходить на паях с корпорацией-Китаем. Не исключено и постепенное слияние этих проектов, как на корпоративном, так и на ретро-уровне - но это уже отдаленная и необязательная перспектива.

При этом для большинства россиян такой сценарий вовсе не означает низвержения в ад. Напротив, он существенное улучшит их положение. В сочетании с информационной изоляцией он может даже создать общество искренне счастливых людей, притом в исторически короткие сроки 20-30 лет.

Для Украины же российский проект реставрации крайне опасен. По причине продолжительного периода нашей общей с Россией истории в нашей стране тоже есть большой пласт населения, похожий на российские 87%. И хотя он, вероятно, все-таки не превышает 40-50%, этого тоже будет достаточно, чтобы при толковом подходе к делу на очередных выборах "уронить" Украину в Россию, так же, как на прошедших выборах нас уронили в "Квартал-95". Подготовительная работа в этом направлении уже ведется и видна невооруженным глазом.

Для авторов проекта ретро-России Украина - лакомый ресурсный кусок. Мы же в этом случае непоправимо выпадем из ретро-индустриализации Восточной Европы в рамках ЕС, о которой я писал, и в которую у нас есть шанс войти. А этот проект гораздо выгоднее для нас, чем российский неосталинизм".

Хіти тижня. Французькі ЗМІ розповіли про причини розвороту Еммануеля Макрона в бік Росії

понеділок, 16 вересень 2019, 20:00

Якщо порівняти початкову недовіру Еммануеля Макрона до Володимира Путіна, який робив ставку на Марін Ле Пен, з тією натхненною промовою, яку він виголосив перед послами в кінці серпня, то президент Франції, схоже, розвернувся на дев'яносто градусів. "С...

Наверстуючи пропущене: "Мне, как человеку прибывшему на машине времени из 2014-го... Все воюют со всеми... Как можно враждовать если у нас есть Путин?", - Сенцов

понеділок, 16 вересень 2019, 19:53

"Прошла неделя с момента моего освобождения. Мне, как человеку прибывшему на машине времени из 2014-го года, было интересно посмотреть какие перемены произошли в стране и в людях. Неделя, конечно же короткий срок, но я успел много где побывать и много ...