"Помилочка вийшла!": Підлеглі Луценка зайшли не за тією адресою та винесли з квартири киянина мільйони доларів, а повертати шкода

Головна "провина" Олександра Шпака була у тому, що він мав необережність придбати квартиру заступника міністра внутрішніх справ часів Януковича.

Сергій Горбатюк запропонував громадянину... віддати власні гроші державі. Фото: 112 Україна.

Історія, яка сталася з київським колекціонером і ресторатором Олександром Шпаком, здається неймовірною. Проте вона підтверджується документами, показаннями свідків і рішеннями судів. Олександра Шпака пограбували. Розкрили його сейф і забрали звідти 3 мільйони доларів, 3 мільйони гривень, 800 тисяч євро, колекційні монети, годинники та інші цінності. Зробили це співробітники Генеральної прокуратури України. Пізніше з'ясувалося, що вони розкрили сейф Олександра Шпака через... помилку! Помилилися адресою. Нібито хотіли провести обшук в квартирі заступника міністра внутрішніх справ часів Януковича і «не врахували», що цей співробітник ще сім років тому (!) продав свою квартиру Олександру Шпаку. Але виправляти прикру помилку, виявлену вже під час обшуку, ніхто не збирався. Та й, судячи з усього, не збирається. Гроші Олександру Шпаку так і не повернули. Патріоти України пропонують вам ознайомитися із матеріалами інтерв'ю, яке постраждалий дав виданню "Факти". Далі - мовою оригіналу.

Квартира в центре Киева, на улице Льва Толстого, где Александр Шпак хранил свои деньги, по документам принадлежит его племяннику.

— На самом деле эту квартиру племяннику купил я, — рассказывает Александр Шпак. — Это было еще семь лет назад. Потом племянник уехал за границу, и квартира пустовала. Я решил, что безопаснее всего хранить деньги именно там. Деньги были в сейфе, приваренном к полу. Сразу скажу, что могу объяснить происхождение этих сумм. Я человек обеспеченный, занимаюсь бизнесом. Часть денег была получена от продажи недвижимости. А еще там были средства моих зарубежных партнеров, с которыми мы собирались строить в Белой Церкви завод по переработке промышленных отходов. Я занимаюсь этим проектом уже третий год, не раз рассказывал о нем в СМИ. Оборудование уже закуплено, как раз стоял вопрос о покупке завода. Как вы понимаете, это большие вложения — и мои, и партнеров из Чехии и Израиля.

Квартира находилась под вневедомственной охраной. Но это не помешало сотрудникам Генеральной прокуратуры проникнуть внутрь.

— Это произошло утром 26 июля 2017 года, — рассказывает Александр Шпак. — Узнав, что кто-то вломился в квартиру, я тут же приехал. В подъезде увидел пять вооруженных эсбэушников. Двери выломаны. Хотя такие двери, поверьте, стоят даже не в каждом банке. Потом уже узнал, что они выбивали их несколько часов. В самой квартире было еще человек восемь. На мои вопросы мне предъявили постановление Новозаводского суда Чернигова о проведении обыска в квартире по этому адресу.

Дальше самое интересное. В постановлении было сказано, что обыск проводится в рамках уголовного производства, в котором фигурирует бывший высокопоставленный чиновник МВД времен Януковича. Не учли сотрудники Генпрокуратуры только то, что квартиру, которую решили обыскивать, этот чиновник еще семь лет назад продал племяннику Александра Шпака. О чем, естественно, есть запись в Госреестре имущественных прав на недвижимое имущество.

— Я начал им объяснять, что к этой квартире тот чиновник вот уже семь лет не имеет никакого отношения, — продолжает Александр Шпак. — А у меня в ответ… потребовали ключи от сейфа. Еще раз объясняю: сейф мой, и то, что в нем находится, тоже мое. При чем здесь бывший владелец квартиры? Бесполезно. Следователь Голоховский, с которым я разговаривал, продолжал твердить: «Есть постановление суда». Я потребовал, чтобы он записал мои данные в протокол. Давать ключи от сейфа, естественно, отказался. Впрочем, у меня с собой их и не было.

— При обыске присутствовали понятые?

— Да, было два свидетеля. Один из них оказался жильцом этого дома. Я спросил у него, знает ли он чиновника, который раньше владел квартирой. Тот сказал: знает, но уже лет шесть, как его здесь не видел. Более того, этот человек знал, что чиновник квартиру продал, и несколько раз говорил об этом сотрудникам Генпрокуратуры. Бесполезно. Закончилось все тем, что следователь при мне перезвонил начальнику первого следственного отдела управления специальных расследований Виталию Драгунову — и тот дал команду ломать сейф!

Чтобы вскрыть сейф, они вызвали сотрудников ГСЧС. Я стоял рядом и права голоса не имел. Люди из ГСЧС долго мучились, пока смогли вырезать в сейфе дырку. Навсегда запомню глаза следователя Голоховского, когда тот заглянул в сейф. Это были глаза человека, который сорвал в казино джекпот. Я повторил: все, что в этом сейфе, принадлежит мне, и я могу это подтвердить. А он в ответ заявляет: «Я получил команду увозить сейф».

Я сказал, что в таком случае сейчас же вызову своих охранников. Моя охрана — бывшие военнослужащие, ребята из 95-й бригады, которые прошли войну. Предупредил, что будет бойня. В результате приехал тот самый Драгунов. Все, что я ему говорил, он словно не слышал. Я вам больше скажу: в сейфе, который они вскрыли, лежали документы племянника на эту квартиру! Какие еще нужны были подтверждения?! Я сказал, что могу привезти из дома доверенность от племянника, которая подтверждает, что я представляю интересы нынешнего собственника квартиры. На это Драгунов сказал мне: «Все посторонние вышли вон!» Я сказал, что не сдвинусь с места.

Содержимое сейфа Александра Шпака сотрудники Генпрокуратуры хотели тут же вывезти из квартиры. Но Александр настоял, чтобы опись изъятого имущества происходила в квартире в его присутствии. Это единственное, в чем его послушали.

— Правда, осуществлять видеосъемку мне запретили, — говорит Александр Шпак. — Хотя подчиненные Драгунова фотографировали все, что хотели, вплоть до того, что делали селфи с моими деньгами. Деньги пересчитывали до часа ночи. Я настоял, чтобы при этом присутствовал мой охранник. Кстати, несколько коллекционных монет все-таки пропали. Понятой сказал, что своими глазами видел эти монеты. Драгунов сказал подчиненным: мол, поройтесь в карманах, «вдруг случайно взяли». Но монеты так и не нашли. Я уже решил на этом не акцентировать внимание — главным в тот момент было получить копию протокола. Драгунов пообещал сделать мне копию в департаменте. Договорились, что я поеду с ними. Я настоял, чтобы кто-то из следователей поехал в моей машине. Понимал: если они уедут сами, не увижу ни денег, ни протокола.

Драгунов сказал, что оперативник подождет меня возле черного входа — моя машина стояла у парадного, и я должен был выехать. Выезжаю, а никакого оперативника нет. Пока выезжал, они все сели в машину и рванули в департамент. Я — за ними. Когда подъехал к зданию департамента, их машина там уже стояла. Меня долго не пускали, потом все-таки вынесли мне протокол.

Через день после этих событий к Александру Шпаку пришел некий господин, представившийся адвокатом.

— Он не хотел разговаривать в кабинете, попросил меня выйти на улицу, — рассказывает Александр Шпак. — «Мы знаем, что у вас проблема, — сказал он. — И беремся ее решить. Но при определенных условиях. Нужно заплатить 25 процентов». Стало понятно, кто прислал этого адвоката. Мне прозрачно намекнули: если хочу вернуть деньги, которые у меня украли, я должен поделиться.

Чтобы вернуть свои деньги, Александр Шпак обратился в суд. И выиграл! Печерский райсуд Киева обязал следователя Генеральной прокуратуры вернуть изъятое у Александра Шпака имущество, поскольку квартира, в которой проводился обыск, бывшему чиновнику МВД, в отношении которого сейчас идет следствие, давно не принадлежит.

«Судье не предоставлено доказательств того, что указанное имущество имеет доказательное значение в уголовном производстве или нажито вследствие совершения уголовного правонарушения. В связи с этим данные вещи следователь или прокурор в уголовном производстве должен вернуть собственнику — Шпаку А.И.», — сказано в определении Печерского суда.

Несмотря на то что определение обжалованию не подлежало, Генпрокуратура попыталась его оспорить. Но получила отказ. Однако даже после того, как Александр Шпак выиграл суд, в прокуратуре возвращать деньги не собирались.

— Они тянули время, — говорит Александр Шпак. — Сначала рассказывали, что не получили постановление суда (хотя как они могли его не получить, если подали на него апелляцию?!). Когда я сам принес им это постановление, старший следователь Ляшко заявил: «У нас есть подозрение, что деньги принадлежат злочинній владі». Это уже не выдерживало никакой критики. Даже решение суда для них ничего не значило. Мне было заявлено, что я должен объяснить происхождение своих средств. Я принес декларации и письменные подтверждения от иностранных партнеров о том, что часть денег принадлежит им.

Этого тоже оказалось мало — в Генпрокуратуре потребовали, чтобы партнеры приехали и лично все подтвердили. Людям пришлось приезжать. Один партнер из Чехии не мог вырваться и прислал письмо — с доверенностью и «мокрой» печатью. «Нет, пускай хотя бы пришлет своего представителя, — настаивал Драгунов. — Остался один человек. Как только он приедет, отдаем вам деньги».

Все это оказалось наглым враньем. На следующий день я узнал, что мое имущество… арестовано. В рамках того же уголовного производства по бывшему чиновнику МВД! А решение об аресте почему-то вынес суд… Мариуполя Донецкой области.

Александр Шпак подал апелляцию на это решение, и 22 декабря 2017 года Апелляционный суд Донецкой области отменил арест его имущества. Получается, предприниматель выиграл уже три суда. Но деньги ему возвращать не спешат. Кстати, по факту неисполнения сотрудниками Генпрокуратуры решения суда даже открыто уголовное производство.

— Теперь я уже понял: в том, что они ворвались в мою квартиру, на самом деле не было ошибки, — говорит Александр Шпак. — Выглядит все так, будто они просто не знали, что чиновник продал квартиру. Но они не могли этого не знать! Ведь в Госреестре имущественных прав на недвижимое имущество значится фамилия моего племянника, а не бывшего владельца квартиры. В то же время в постановлении Новозаводского суда Чернигова, которым было дано разрешение на обыск, есть ссылка на выписку из реестра, в которой якобы сказано, что хозяином квартиры является бывший чиновник МВД. Выходит, следователь предоставил суду фальшивую выписку из реестра.

Очевидно, все было продумано заранее. Знаю, что у ГПУ есть своеобразный бизнес: «отжимать» имущество у чиновников времен Януковича. Они арестовывают их счета, а потом возвращают деньги за определенные проценты. Но я не чиновник и никакого отношения к команде Януковича не имею. Наоборот, поддерживал события на Майдане, занимаюсь благотворительностью, плачу налоги. Кстати, возглавляю Комитет содействия правоохранительным органам. Комитет занимается трудоустройством бывших работников МВД и Министерства обороны. Думаю, в прокуратуре просто знали, что у меня есть что украсть. Я виноват только в том, что этим людям хочется кушать.

После встречи с руководителем Департамента спецрасследований Генпрокуратуры Сергеем Горбатюком Александр Шпак две недели простоял под зданием Главного следственного управления ГПУ с табличкой: «Требую вернуть имущество, отобранное рейдерским бандитским способом». Одиночный пикет закончился тем, что на холоде Александр заболел. Реакции от прокуратуры не последовало.

— Я был на приеме у Сергея Горбатюка, — говорит Александр Шпак. — Воспринимал его как честного прокурора — все-таки занимается делами Майдана. Он меня выслушал, а потом сказал: «Так, может, мы передадим ваши деньги в доход государства?» После этой фразы я понял, что он в курсе ситуации. И тут больше не о чем говорить. Кстати, его подчиненный Драгунов уже ездит на «Лексусе». Правда, возле работы машину не ставит — прячет ее во дворе.

— Что будете делать дальше?

— Буду обращаться в Европейский суд по правам человека. У меня есть все основания — суды в Украине я уже выиграл, но свои деньги не вернул. Генпрокуратура продолжает удерживать их безо всяких оснований. Я уже заключил договор с бельгийскими адвокатами. Когда рассказывал им эту историю, они думали, что я чего-то недоговариваю. А когда изучили документы, пришли в ужас: «Что происходит в вашей стране?!»

В официальном ответе журналистам Генеральная прокуратура подтвердила, что уголовное производство открыто по делам «команды Януковича». Подтверждают также, что в квартиру племянника Александра Шпака пришли потому, что, по их информации, «квартира была зарегистрирована на одного из бывших заместителей Министра внутренних дел Украины». Не отрицают, что Печерский райсуд обязал Генпрокуратуру изъятые деньги вернуть. Так почему же не вернули?

«Документальных подтверждений принадлежности изъятых средств Александру Шпаку не получено, — сказано в официальном ответе Генпрокуратуры. — Согласно показаниям Александра Шпака, часть изъятых денежных средств якобы была завезена из временно оккупированной Автономной Республики Крым и Чешской Республики. Однако в соответствии со сведениями Государственной фискальной службы Украины перевоз вышеуказанных денежных средств через государственную границу не подтвержден. Вместе с тем прибыль, официально отображенная Александром Шпаком за период с 1998 года, составляет приблизительно 1,5 миллиона гривен. Указанные обстоятельства противоречат выводам следственного судьи Печерского райсуда Киева».

Тем не менее судья вынес решение вернуть Александру Шпаку его деньги. И оспорить это решение прокуратура не смогла. Разве неисполнение решения суда не является уголовным правонарушением? Но и это еще не все. В официальном ответе Генеральная прокуратура озвучила еще один ошеломляющий аргумент. Оказывается, у ошибшихся квартирой прокуроров теперь появилось подозрение, что деньги Александра Шпака… могут иметь отношение к «команде Януковича»!

«В ходе досудебного расследования получены сведения о том, что указанное имущество и ценности могут принадлежать бывшему высокопоставленному чиновнику из близкого окружения Виктора Януковича, — сказано в официальном ответе. — Сейчас органом досудебного расследования продолжает устанавливаться законность происхождения вышеуказанных денежных средств и имущества и проверяется информация об их принадлежности бывшим высокопоставленным чиновникам».

Отдельно корреспондент уточнил у руководителя департамента спецрас­следований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка, что он имел в виду, предлагая Александру Шпаку передать деньги в доход государства.

— Речь шла о том, что квартира, в которой были деньги, принадлежит не Александру Шпаку, а его племяннику, — ответил Сергей Горбатюк.Либо у Александра Шпака должны быть доверенности от племянника, либо он должен доказать, что является собственником этих денег. Я говорил о том, что если будет доказано, что Александр, например, получил эти деньги от предпринимательской деятельности, но не уплатил налог, он обязан будет это сделать.

Но тут напрашивается вопрос: почему Александр Шпак должен что-то доказывать? В отношении него открыто уголовное производство? Нет. А в отношении его племянника? Тоже нет. Соответственно, изымать деньги из квартиры племянника Александра сотрудники прокуратуры не имели никакого права. Что подтверждено решением суда. Прекратите же позорить нашу страну на весь мир, господа.

Хіти тижня. "Повний п***ець": Мережу вразило "скрепне" фото міста, в якому виріс російський олігарх Дерипаска

вівторок, 20 лютий 2018, 4:00

Соцмережі розсмішило фото міста Усть-Лабінська, в якому виріс олігарх Олег Дерипаска, який нещодавно потрапив в секс-скандал. Їх опублікував користувач Twitter Смирнов, повідомляють Патріоти України. "Читачі з Усть-Лабінська шлють фотографії процвітаюч...

Хіти тижня. Її звали "Куртизанка": Історики розкрили неймовірні факти про секс-шпіонаж в КГБ УРСР (фото)

вівторок, 20 лютий 2018, 3:00

"Вперше вона з’явилася у Львові в липні 1966. Мала українське коріння і французьке ім’я. КГБ підозрював: вона - Джеймс Бонд у спідниці. Так почалася справа під криптонімом "Куртизанка", - пише історик, науковий співробітник Центру досліджень визвольног...