"Боевое применение спецназа Азербайджана в Карабахской войне", - Бутусов

рассказ полковника Техрана Менсимова, командующего оперативной группой, которая взяла Шушу

Чому воює Вірменія та Азербайджан: 8 відповідей про війну на Кавказі -  Інтернет-видання "Час-Дій"

Менсимов Техран Джавид оглу 1972 года рождения. В начале Второй Карабахской войны - начальник управления боевой подготовки Отдельной общевойсковой армии Нахчывана, стал командиром ударного соединения, созданного на основе двух батальонов спецназ, которое наступало через горы от Гадрута на стратегически важную Шушу. Рассказы Менсимова дает представление об организации маневренных боевых действий Азербайджана. Вторую часть интервью азербайджанцы решили пока не выкладывать, но и в первой очень любопытно, публикую с сокращениями не важных для понимания обстановки деталей, и со своими комментариями.

"- Я хотел узнать у вас – командир, при каких условиях вы были направлены для участия в боевых действиях?
- Напомню, что еще в 1992 году я участвовал в Первой карабахской войне. И поскольку эти территории мне хорошо знакомы, я каждый раз просил разрешения отправиться воевать. Командующий Отдельной общевойсковой армией Нахчывана генерал-полковник Керем Мустафаев сказал, что «всему есть свое время, Менсимов». Однажды, во время совещания подводились итоги недели. Командующий Армией позвал меня и сказал: «Готовься, у тебя на сборы 2 часа времени. С двумя батальонами спецназовцев выдвигаетесь в Карабах».
- Какое это было число?
- 10 октября – уже две недели как шла война. Мы готовили спецназовцев из спец войсковых частей к боевым задачам. Мы с ними были в тесном контакте, проводили подготовительные тренировки, чтобы каждое мгновенье они были готовы к выполнению боевых задач. Перед отправкой мы всю деятельность можно сказать еще раз проверили - бригада спецназа была готова выполнять задания, которые могут быть поставлены в боевой обстановке.
- У вас была одна бригада из Нахчывана?
- Одна бригада, состоящая из 4 батальонов . Сперва, отправили в Карабах два батальона, а остальные два прибыли позже. Значит, командующий нам дал два часа на сборы. Мы подготовились и выстроились на плацу, где заместители командующего Армией дали свои указания. Всем отделениям различных служб дали указания, чтобы они тоже были полностью готовы. Мобилизовали начальников всех служб, в том числе было дано указание об организации управления выдвигающимися с моим участием батальонами.
Назначены заместители и помощники для управления. И был назначен командир, ныне покойный шахид наш - полковник-лейтенант Алиев Анар. Он был заместителем комбрига, перед отправкой, его приказом назначили комбригом. Ему дали задание и сказали, что «ты с сегодняшнего дня командир». Это все послужило ему большим стимулом (Анар Алиев учился в странах НАТО, владел пятью языками, погиб 21 октября под селом Туг в ходе наступления от Гадрута на Шушу, посмертно награжден высшим званием "Герой Отечественной войны" - Ю.Б.). С каждым из нас, можно сказать по одному попрощался Командующий Армией. Благословлял, каждого из 311 человек (интересная деталь - Мансимов сказал, что вылетал с двумя батальонами, получается, один батальон спецназа Азербайджана около 150 человек - Ю.Б.). Каждого от офицера до солдата поцеловал, обнял. Я говорю о генерал-полковнике Кереме Мустафаеве. Со слезами на глазах, с комом в горле он и мы все замерли. Вот так. В отличие от других родов войск, подразделения спецназа выполняют задания специального назначения. Наша цель проникнуть и вести операции далеко вглубь врага, на многие десятки километров в тылу и окружении противника. То есть надежды остаться живыми, было мало, очень мало. Ведь если спецназ идет в бой, то значит, выполняет важное задание, уповая на Аллаха. Поэтому я увидел, что все генералы во главе с командующим так расчувствовались, то хочешь, не хочешь, и у тебя тоже наворачиваются слезы. Мы все слова вымолвить не могли. Затем Командующий Армией вывел меня перед строем и объявил, что назначает меня старшим отправляющихся в Карабах подразделений спецназа.
- Сперва, куда вы прибыли?
- Встретили нас на одном из аэродромов Апшерона на высоком уровне и c соблюдением секретности, затем перевезли в место временного расположения. Охрана была естественно организована на высоком уровне (перелетели через территорию Ирана на аэродром под Баку, секретность была необходима, чтобы скрыть переброску войск из Нахчывана - Ю.Б.). Прибыли в Алят, в №-скую войсковую часть (база морской пехоты ВМС Азербайджана - Ю.Б.), после чего я отправился в Министерство обороны для уточнения своих основных задач, где встретился с начальником Главного Оперативного Управления генерал-лейтенантом Аязом Гасановым. Мне объяснили в каком направлении я должен с отрядами спецназа двигаться в Карабахе. И еще командующий войсками дал распоряжение, что мы будем в подчинении Командующего Силами специального назначения генерал-лейтенанта Хикмета Мирзаева. После этого я понял, что нас не задействуют как пехоту, поскольку до этого некоторые пустили слух, что мы будем выступать в роли пехотинцев. Естественно, я сказал своим ребятам, что мы будем выполнять спецзадания. Эта для их мотивации было очень полезно (Спецназ в азербайджанской армии - войска постоянной готовности, укомплектованные контрактниками, подготовлены в том числе для самостоятельных действий в качестве легкой пехоты, и применялись именно в этом качестве в авангарде наступления. Вероятно, Менсимов имеет в виду нежелание спецназовцев вести бой в составе обычной пехоты, которая в Азербайджане не реформирована, доукомплектовывалась мобилизованными, и как показала война имеет проблемы в организации и подготовке - Ю.Б.).
Еще вылетая из Нахчывана, в самолете, если вы заметили, я сделал одно селфи, где были все, в том числе те, кто погиб затем в боях. Тогда в самолете ребята сказали – «Командир, может это будет последняя наша совместная фотография».
...Мы каждый час должны были держать связь с руководством. Меня для управления снабдили спутниковой радиосвязью для связи с Нахчываном и Минобороны. Должна с ними быть связь. И связался по телефону с командующим, генерал-лейтенантом Хикметом Мирзаевым. Доложил, что добрались. Он дал указания. Его заместитель полковник Акиф Пирвердиев приехал и повел колонну в указанную точку. Вначале встретился с генералом Хикметом Мирзаевым. Я зашел и отрапортовал, увидел, что он очень устал, склонился над картой, чертил задание и провел много бессонных ночей. Генерал обрадовался, увидев меня, дал задание, связанное с Гадрутом. И сказал: «Вы будете рядом в штабе. Потому что командир - будете рядом со мной». Я сказал: «Позвольте мне быть на передовой вместе с солдатами, с группами». Он сказал: «Смотри, а кто останется здесь?» Я ответил: «Полковник Руфат Гурбанов. И два офицера – полковник и полковник-лейтенант». Он сказал; «Хорошо». Я это предложил потому, что знаю личный состав. И к тому же это будет мотивацией для них, то, что я командир с ними в бою. Полковника-лейтенанта Алиева Анара направил на правый фланг, с его батальоном в направлении Физули, где еще 5 сел не были взяты. Здесь руководил полковник Сеидов Канан (заместитель командующего Сил специальных операций - Ю.Б.). На данный момент генерал-майор. После взятия Шуши господин Верховный главнокомандующий присвоил ему звание генерал-майора. На левом фланге руководил полковник Маммадов Заур. Мы прежде вместе служили в Карабахе. Справа был я комбригом, а слева он. Поэтому я выбрал и здесь его. Мне будет с ним удобнее, подумал.
Прибыли в Гадрут. Я разделил на 12 групп по правому флангу в Физулинском направлении. Точнее в направлении Гадрут-Физули. И еще 12 групп в Гадрут – вверх в направлении Шуша-Ханкенди (то есть оба батальона действовали отдельными разведгруппами, по 12 групп на батальон - Ю.Б.). И с 12 октября началась боевая деятельность наших групп. Высоты 1698, 1666, 1304. высота, именуемая «Вышкой», высота, именуемая Хач, гора Эргунеш, высота 1462, сам город Гадрут. Мы с боями, совместно со спецназом, руководимым генерал-лейтенантом Хикметом Мирзаевым заняли все эти стратегические высоты, населенные пункты и их окрестности.
И позже взяли дорогу, ведущую в Шушу и Ханкенди, которая если видели, делит гору на две части. Там шли тяжелые бои.
- Армянская пропаганда и СМИ утверждали тогда, что эти горы невозможно пройти и данный участок станет «могилой» для азербайджанской армии.
- Да, и действительно таковым оно и было - там густой лес и сложная пересеченная местность. По пути в Шушу, самые тяжёлые, напряженные боевые действия шли именно там.
- Как становится ясно, ваш отряд выполнял боевые задачи специального назначения. Какие еще другие подразделения и рода войск были с вами?
- Да. Очень хороший вопрос. В Нахчыване нас готовили для спецопераций и особых боевых задач (в Нахчыване находится Центр горной подготовки ВС Азербайджана, где турецкие инструкторы несколько лет проводили курсы для военнослужащих, прежде всего из состава бригады спецназ, поэтому учитывая горную специализацию становится понятно, почему эту бригаду направили лидировать наступление в горах - Ю.Б.). Когда мы пришли для участия в боях вокруг Гадрута, в этом направлении была мотострелковая бригада в составе 2-го армейского корпуса для того чтобы обеспечить фланги для спецназовцев. Объясню военной терминологией. Например, спецназ заходит, продвигается вперед в глубине противника и захватывает высоты. В ответ противник на флангах проводит контрдействия, а для того чтобы подавить эти действия используются наши подразделения мотострелковой бригады. А в итоге фланги должны сомкнуться чтобы поставленная боевая задача была полностью выполнена. То есть мотострелковые подразделения отвлекают врага и не дают ему возможность взять в окружения нас спецназовцев.
Была еще одна мотострелковая бригада 4-го армейского корпуса, которая должна двигаться за нами и принять взятые нами высоты, чтобы мы спецназовцы пошли дальше. То есть эта мотострелковая бригада должна организовать оборону взятых нами высот. Сказать правду в этих направлениях было много трудностей. Но задача была поставлена, выполняли ее спецназовцы генерал-лейтенанта Хикмета Мирзаева и наши из Нахчывана. Руководителем был полковник Зейналов Заур. Своих ребят я дал им. Разделили и смешали оба спецназа, потому что наш нахчыванский спецназ не знал этой местности. Поэтому я попросил командира спецназа, чтобы смешали и свели нас. Мы считали, что это может быть более полезным. Мы сделали так, чтобы в созданных группах под руководством опытных командиров были спецназовцы, как из Нахчывана, так ребят генерал-майора Хикмета Мирзаева. И это возымело эффект – удалось взять Гадрут, стратегические высоты в направлении Гарачух и Мамедазор. Потом взяли село Шагах, если не ошибаюсь оно называется у нас Шахйери (Гадрут и горы вокруг Гадрута были отправной точкой наступления на Шушу - Ю.Б).
Эти 4 населенных пункта и стратегические высоты мы взяли в течение четырех дней. И еще правое направление от нас, где группами руководил покойный, ставший шахидом полковник-лейтенант Алиев Анар. Его группы освободили стратегическую высоту Менгиланатан, села Гараколлу, Айгестан, Пирахмедлы, Горазилли, Ахуллу, Эдилли, Дудукчу. Все это заняло 4-5 дней, если не ошибаюсь.
- В каком направлении дальше вам была поставлена боевая задача?
- 15 октября из Нахчывана в Джебраил прибыл другой батальон спецназа, который смешался со спецназом под командованием генерала Теймура Эййубова. Мне сказали, что есть важное задание, следует прибыть в Джебраил. Я прибыл и встретился с полным составом находящегося здесь спецназа. Нам ставится задача резко вдвинуться на север и взять Лачынский коридор. Прибывший недавно состав спецназа увидел меня и обрадовался. Они доверяли моему опыту, тому, что и в этой войне я смог достичь результатов. Я видел слабые, негативные и положительные стороны, старался принимать решения, которые решат проблемы и усилят боевой дух и эффективность (то есть батальоны бригады спецназ Нахчыванской армии были использованы в качестве авангарда на направлениях ударов на Шушу, на Физули, на Лачин. Батальоны спецназа применялись в порядках самостоятельных штурмовых групп, которые просачивались вглубь армянских боевых порядков и возглавляли атаки на опорные пункты - Ю.Б.).
В Джебраиле генерал Т.Эййубов поставил задачу разделиться нашим отрядам спецназа на группы, что я и выполнил. Сформировал 5 боевых групп, 2 группы снабжения и доложил высшему руководству о готовности выдвинуться (поскольку наступление велось через непроходимые для транспорта горы, потребовались группы снабжения - Ю.Б.). Сверху пришел приказ, что ещё 50 человек прибыли из спецназа генерала Хикмета Мирзаева под командованием полковника-лейтенанта Абдуллаева Гасана. Их я тоже там смешал и разделил среди 5 боевых групп.
- То есть сформировали сводные отряды или группы для выполнения специальных задач?
- Да, мы их свели и разделили в таком формате, который принесет максимальный эффект в бою. Если не ошибаюсь, командирами 4 групп я назначил прилетевших из Нахчывана, а в одну из спецназа генерала Хикмета Мирзаева (видимо, имеется в виду, что командир группы назначен из состава офицеров, прибывших вместе с Мирзаевым - Ю.Б.). Было поставлено критическое и важное задание - добраться до Лачына. Приехал начальник управления разведки Нахчывана полковник Этибар Магеррамов. Он родом из Лачына и с ним была приглашена группа из проводников, в которую входили жители Лачына, ветераны, которые участвовали во время Первой карабахской войны в Лачыне – всего их было 22 человека. Они знали дороги, села, тропы и особенности местного рельефа. Мы осуществили разведку местности – генерал Теймур Эйубов, я и полковник Этибар Магерррамов добрались до села Гюлебирд Лачынского района. А чтобы еще лучше узнать какова там ситуация, каково соотношение сил врага мы встретились тут с генералом Энвером Эфендиевым. Он командовал 6-ым корпусом, воевавшим здесь. Корпус был создан из мобилизованных (6-й корпус был полностью развернут после начала войны из резервистов - Ю.Б.).
- То есть вы шли как разведка, поскольку Лачын же еще не взят?
- Да, Лачын еще не взят. Задание было такое, что мы пойдем в тыл врага на 40 км вглубь. Постараемся пройти незамеченными, взять Лачынский хребет и перекрыть Лачынский коридор справа и слева. То есть перекрыть дорогу, связывающую Нагорный Карабах с Армений.
- Значит в Гюлебирде армянских войск уже не было?
- В Гюлебирде уже стоял 6-ой корпус, который в тот день село от армян очистил.
- Какого числа вы там были?
- 16-17 октября. Мы посовещались и возникли вопросы, поскольку спецназу предстояло молниеносно преодолеть расстояние длиною более 40 км от Джебраила до Лачынского коридора (то есть передовая оперативная группа азербайджанцев, которая первой просочилась по горам и перерезала трассу Лачин - Шуша, а затем атаковала Шушу, состояла из семи групп спецназа, четыре из которых возглавляли офицеры Нахчыванской бригады армейского спецназа, а одну группу возглавлял офицер ССО Азербайджана - Ю.Б.). Как будет обеспечена огневая поддержка? Какими средствами связи нас обеспечат? Было еще очень много вопросов по логистике и другим моментам. Но вскоре генерал Эйубов и полковник Этибар Магеррамов были вызваны в Министерство обороны. Полностью не пояснили почему, но эта боевая задача была снята с повестки (наступление по относительно равнинной местности на Лачын должно было проходить вдоль границы с Арменией, и могли возникнуть боевые действия с армянскими войсками на армянской территории, чего руководство Азербайджана решило избежать и потому главный удар был направлен через горы на Шушу - Ю.Б.).
"Приказ начать операцию по освобождению Шуши пришел в середине октября, когда бои шли в Гадруте и Джебраиле, сказал Мансимов. В те дни спецназ провел серию успешных операций, заняв населенные пункты и высоты вокруг города Гадрут, что стало полной неожиданностью для противника.
После чего такая дерзкая операция была проведена силами всего в 90 человек и взяты высоты и села вокруг Физули. «Сказалась выучка и координация действий нашей артиллерии и подготовка спецназовцев, которые совершили марш в 8,5 км в тыл врага, выбили его с высот, а затем отбили контратаки, освободив села Юхары Яглавенд и Дилагарда», - рассказал полковник, отметив, что на этих трех направлениях было уничтожено 58, 84 и 80 солдат противника, соответственно. Со стороны спецназа потери были минимальными (Судя по гибели в бою командира бригады спецназ Анара Алиева, потери спецназа во многих боях также были тяжелыми. Тяжёлые потери понесла и пехота - за 44 дня войны азербайджанцы потеряли 2900 военнослужащих погибшими. Превосходство азербайджанцев в ключевых точках сражения объясняется комплексом факторов - прежде всего тактикой, целеустремленным руководством, господством в воздухе ударных дронов и авиации, лучшей ситуационной осведомленностью - Ю.Б.) После этого от руководства Минобороны пришел приказ и была создана оперативная группа спецназа из состава нескольких бригад, которую возглавил Мансимов.
«Командующий силами спецназа ВС Азербайджана генерал-лейтенант Хикмет Мирзоев дал мне приказ – готовить освобождение Шуши». Движение подразделений спецназа происходило по лесам и горам, фактически в тылу врага. По пути происходило освобождение сел – Чанахчы, Сыхнах и других.
Следующим приказом было занятие села Дашалты на подступах к Шуше. Эта задача была выполнена 4 ноября. «Были немалые потери и бои были тяжелыми, но задача была выполнена. Попытки противника контратаковать 5 ноября с двух сторон (Шуша и Лачин) были пресечены», - сказал полковник.
Далее силы спецназа перекрыли дорогу Шуша-Лачин и Шуша- Ханкенди и уже 6 ноября начались бои в Шуше. Противник использовал бронетехнику, а у спецназа были только противотанковые гранатометы. «У нас не хватало сил и последними 4 гранатометами мы сожгли два танка армян и выбили их из города. В ночь с 6-го на 7 ноября армяне предприняли три контратаки на Шушу, но были уничтожены. Город был зачищен 7 ноября, а 8 ноября руководство страны объявило об освобождении Шуши.
«Только в Шуше и на подступах мы насчитали 730 трупов армянских солдат», - подчеркнул полковник Мансимов".

Джерело

Опублікував: Андрій Савчук
Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

Вождь, богом даний і правдивий

понеділок, 14 червень 2021, 19:13

Євген Коновалець не лишив по собі багатої літературної спадщини. Але відомі його слова, що мусять бути викарбувані в серці кожного українця: "Як не буде в нас сили, не осягнемо нічого, хоч би все найкраще для нас складалося. Як жеж будемо мати силу, тоді

З архіву ПУ. "Дуже ризиковане призначення": Політолог вказав на кадровий прорахунок команди Зеленського

понеділок, 14 червень 2021, 18:00

Призначення політтехнолога без всякого дипломатичного досвіду і навичок послом у Франції шокувало вітчизняний і зарубіжний дипкорпус в Києві. Президент України Володимир Зеленський у червні 2020 року призначив надзвичайним і повноважним послом до Франц...