"Пожалуйста, расскажите всему миру, что происходит в КАЗАХСТАНЕ", - блог

​Это то, что происходило вчера на площади

Братья и сестры!

Предатель Токаев ввел в страну войска и со вчерашнего дня мы под оккупацией России. Не верьте мерзкой пропаганде, которую несет Токаев, срывающимся от страха голосом.

Титушек и мародеров запустила власть, чтобы слить протестное движение, чтобы утопить его в крови. В крови наших братьев. Народ, вышедший на улицы наших городов, это не маргиналы и погромщики, не террористы, как утверждает власть. Это народ Казахстана, униженный, разграбленный и доведенный до бешенства шайкой трусливых предателей и негодяев.

Я разговаривал там вчера с массой всевозможных людей. Это парни, приехавшие по зову сердца из разных уголоков нашей страны. Это обычные горожане, молодежь, старики, женщины, которые больше не могут терпеть весь этот вечный позор, ложь и унижение.

В том, что сейчас происходит в нашей стране, виновата только власть. Назарбаев и свора его приспешников. Подавляя свой собственный народ, власть упустила время для переговоров. Время переговоров прошло. Конкретно оно прошло вчера, когда народ массово вышел на МИРНЫЙ протест, в поддержку наших братьев на Западе Казахстана. Если бы народ не вышел как один по всей стране, они бы уже давно потопили бы жанаозеньцев в крови, как это произошло десять лет назад. Ведь у власти сидят все те же людоеды и мясники. Для них наши жизни не стоят и ломанного гроша. Тогда тот расстрел допустили и мы с вами, своим бездействием и трусостью.

4 января, вместо того, чтобы выйти на открытый диалог с народом, власти поставили кордоны и натравили на мирную демонстрацию своих цепных собак карабетов (омоновцев).

Эти трусливые твари, способные винтить только безобидных старушек и детей на площадях, получили мощнейший отпор и полный разгром. И ведь не зря это случилось на улице, носящей имя казахского батыра Бауыржана Момышулы. Я сам там не участвовал, слышал со слов участника на следующий день, но судить о масштабах ночной битвы можно по огромному количеству щитов, шлемов, дубинок и и бронежилетов на демонстрантах, которые бросили наши «доблестные» стражи порядка. Даже не сотни, а тысячи. В том числе и отобранного оружия и светошумовых гранат.

Я не могу рассказать все, что происходило вчера в масштабах всего города, с некой хронологией, но могу рассказать то, что сам видел. Вчера, утром, 5 января, мы с другом поехали по Саина в сторону Момышулы, чтобы увидеть все своими глазами. Дальше Толе Би проехать было невозможно.

Улица была перекрыта машинами и демонстрантами. Везде валялись шлемы, латы, ошметки полицейской одежды и всякий мусор. Мы нашли надежное место для машины в том районе и пошли пешком по улице Толе Би. Все шли в сторону центра, улица была перекрыта в западном направлении машинами, какими-то спонтанными заграждениями и даже вывернутыми рельсами во многих местах.

Постепенно, ближе к центру небольшие разрозненные группы демонстрантов превратились в огромный и бесчисленный и бесконечный поток, постоянно скандирующий «шал кет» и поющий гимн.

По дороге мы видели разгромленный офис правящей партии «Нур Отан». Мы видели пылающие пункты полиции и их машины. Мы видели разгром здания прокуратуры этого прогнившего логова псов режима, которые столько лет гнобили народ все глубже загоняя их в рабство Назарбаева. При этом называя весь этот беспредел «соблюдением законности». Ну а чего вы ожидали, Токаев и Назарбаев? Что можно бесконечно месить людей и паковать их в автозаки как безмолвных баранов?

Нет, казахи – это нация, которая живет на своей, завещанной отцами земле и которая может за себя постоять.

Мы видели как простые люди, престарелые апашки несли в авоськах воду, баурсаки и раздавали их всем проходящим со своим бата (благослословение). Я помню прекрасную сцену, когда на балконе второго этажа по улице Сейфуллина стояла пожилая женщина, что-то кричала и жестикулировала людям. Лицо ее буквально сияло от счастья и она по настоящему рыдала. Она не понимала по-казахски, но когда люди стали ей кричать по-русски: «Бабушка, скинь воды», она сразу спохватилась и скинула несколько пятилитровых бутылок воды, и колонна разразилась апплодисментами.

Полицейских били сильно, да. Но то были лишь самые горячие демонстранты, остальные наваливались толпой и отбивали полицейских, иначе их бы там всех забили до смерти. Мне и самому за парочку полицейских пришлось заступиться. Вот уж не думал, что когда-нибудь буду их защищать, потому что я их искренне ненавидел всегда. Видели бы вы какое это жуткое зрелище, раздетые и побитые полицейские в соплях и крови.

На этой почве между протестующими были перепалки, одни кричали: «Не жалейте их, они бы нас не пожалели», что есть чистая правда. Но драк между протестующими не было. Раздавались даже призывы выгнать вперед всех пленных и использовать в качестве живого щита. Предвидя такой итог, полицейские (возможно военные тоже) срывали с себя погоны и массово переходили на сторону протестующих. Таких в камуфляжах было много, держались они группами. Одни протестующие порывались избить их, другие останавливали первых, говоря, что «теперь это наши и трогать их нельзя».

Чего я точно не видел, так это агрессии к жителям. Многие спокойно выходили на улицы и разговаривали с протестующими. Кто-то выносил воду и раздавал. Никто гражданские объекты не трогал. Если не считать разбитые фонари и скамейки, из которых пытались строить баррикады. Ах да, еще разбили очень много камер «Сергек», я думаю, с особым удовольствием.

При подходе к площади, напряжение стало нарастать. Люди ждали, что ее будут защищать и готовились к новому замесу. Но небольшие отряды полицейских, которые стояли там, при подходе колонны, быстро оттуда ретировались по улице Сатпаева. Ну еще бы, при одном виде этой стучащей по щитам лавине людей, можно легко наложить в штаны, а остановить эту массу уже совершенно нереально, люди были действительно уже разозлены. И протестующие сходу заняли брошенный акимат и он запылал.

Народ постепенно заполнял площадь. Мы с другом фотографировали здание павшего акимата, все-таки не каждый день увидишь такое, и пошли смотреть что так сильно горит с восточной стороны. Оказалось, это машина. Там за сквером собирались люди с твердым намерением штурмовать резиденцию президента, которую защищал отряд военных. Оттуда шел непрерывный грохот от гранат и густой туман. В сквере бегал парень и кричал: «Есть еще солдаты, я заберу?». И мы увидели там таких двоих солдат. Это было самое сильное впечатление за вчерашний день, несмотря на то, что я расскажу дальше.

Солдаты оказались самыми настоящими детьми. Срочники они или курсанты, не знаю. Но на вид им лет по 17-18. Эти сволочи отправили защищать режим практически подростков и бросили их там на произвол судьбы. Раздетые, босоногие на снегу, жестоко избитые, растерянные, в абсолютной прострации. Это было совершенно душераздирающее зрелище. Те простестующие, кто их отбил и вытащил, накрывали их куртками. Мы с другом подошли и тоже стали отгонять желающих поквитаться до конца. Потом их эвакуировал тот самый парень. Откуда были эти солдаты, я не знаю. Возможно, из армейского грузовика, который захватили по Фурманова ранее.

Я видел колонну из 4 таких грузовиков, которые пытались прорваться по Фурманова под градом камней и палок. Когда я говорю «град камней», я имею ввиду настоящий град камней. «Спасибо» протестующие должны сказать Байбеку, за такое количество качественного оружия пролетариата. Этой машиной, которую протестующие смогли захватить, они позже таранили забор резиденции.

После этого мы услышали неподалеку какие-то отчаянные крики, в том числе женские. Толком ничего не было видно, все в тумане от гранат, но видели, что происходит какая-то борьба. Взрывы не прекращались как в новогоднюю ночь. Мы бежали и вдруг, увидели казахского оппозиционного деятеля Жанболата Мамай, которого отчаянно пыталась защитить Инга Иманбай, его супруга, от пары тройки нападающих, которые кричали ему: «умри, предатель». Один парень с саперной лопаткой отбивал Жанболата как мог, но Жанболат все равно получил сильный удар щитом по голове. Мы подбежали и помогли его отбить. Так, Жанболат, которого, как я слышал, до этого сильно били полицейские, получил еще от своих. Он был наполовину в отключке, а выглядел он так, что его трудно было узнать. Лицо опухшее и в крови. Если бы не тот парень с лопаткой, его бы, скорей всего там и убили. Потому что это происходило в скверике и людей вокруг не было. Нападающие отступили и ушли вверх по Фурманова. Жанболат с Ингой, в сопровождении того парня пошли вверх по Фурманова. Мы хотели их сопроводить, потому что идти мимо штурмовавших резиденцию им было опасно, но в суматохе и тумане быстро их потеряли. Позже когда мы увидели того парня с лопаткой, он сказал, что он отвел их на безопасное расстояние. Надеюсь, Жанболат жив, в безопасности и получает медицинскую помощь.

Так мы оказались на Фурманова Жолдасбекова, кстати, она теперь опять Фурманова, потому что там не осталось ни одной таблички с именем Назарбаева.

За забором резиденции стояли военные, выглядели они круто, как американские командос, экипированные по полной программе с автоматами наперевес. Мы с другом подошли к забору и стали кричать: «Не стреляйте в народ!», но они в ответ кидали в нас гранаты. Одна взорвалась у меня под ногами я на минуту потерял слух, слышен был только свист. Мы отбегали, но возвращались, чтобы сказать то, что хотели сказать, потому что они однозначно нас слышали и слушали. Во всяком случае, в какой-то момент нас перестали закидывать гранатами. Я не снимал на камеру происходящее, потому что демонстранты просили не снимать. Но речь моего друга я снять должен был, но не смог, о чем очень жалею.

Это была сильная речь, на красивом казахском он кричал военным: «Братья! Вас тоже родили и воспитали казахские матери. Если завтра война, мы те, кто будет стоять с вами плечом к плечу до конца. Не стреляйте в свой народ! Не будьте рабами Назарбаева! Он продаст вас как только вы перестанете ему быть нужны! Посмотрите на тех пацанов, которые попали в плен. Они же ровесники наших детей! Одумайтесь, служите только народу! Не подчиняйтесь приказам тех, кто стравливает нас друг с другом. Бросайте оружие, переходите на сторону народа! Не стреляйте в свой народ, подумайте как вы потом будете жить среди него. Как вы будете смотреть в глаза своим детям!». У меня подступил ком к горлу, но, увы, эти слова не были услышаны.

В самом штурме мы участвовать не собирались, потому что считали это бессмысленным и неправильным, потому что акимата как символа было более чем достаточно. Мы решили вернуться на площадь, чтобы посмотреть, что происходит там. Момент был относительно спокойным, и мы побежали вниз по Фурманова. Но оказалось, это было настоящим затишьем перед бурей и в этот момент начался штурм и мы попали в самый эпицентр событий.

Протестующие пригнали армейский грузовик, развернули его и с разгона снесли несколько сегментов забора. Образовалась брешь и в этот момент стали разрываться гранаты и началась адская стрельба. В этот момент я оказался прям под огнем и только успел присесть. Тут из густого тумана выбегает парень, возможно, это был тот парень, который таранил забор, сидя за рулем. Я уже было подумал, что водитель погиб, потому что видел как пули попадали в кабину. Стрельба была шквальная и я запомнил это как в замедленной съемке. Пуля попала ему в ногу, он упал и пытался дальше ползти. Я было кинулся к нему, но тут передо мной упала шашка, я перестал что-либо видеть и присел. Через несколько секунд когда дым стал рассеиваться, я увидел силуэты пацанов, которые выносили его подхватив под руки. Это при продолжающейся стрельбе. Стреляли наугад. Прицельно вести огонь было невозможно, потому что стояла плотная дымовая завеса. В таких условиях было возможным получить пулю, поэтому я быстро спрятался за полицейской будкой.

А там на Фурманова была полицейская будка, протестующие хотели вырвать ее и ипользовать как щит для атаки. Будка была очень качественная, явно полиция на своей безопасности не экономила. Поэтому вырвать ее не удалось, она так и стояла накрененная. Там укрылись пару ребят. Рядом в заборе оказалась еще одна широкая брешь и в нее пытались пробиться штурмующие. А будку они использовали как плацдарм. Но каждый раз их останавливали шквальным огнем. Они отступали, но раненных не бросали и каждый раз вытаскивали их из под огня. Не знаю боевые это были патроны, или резиновые, но кровь из ран хлестала фонтаном. Это место, наверняка, до сих пор все в крови. Некоторых уносили сразу, некоторых подтягивали в будку, где их укладывали на щиты и на щитах их уносили другие. Как оказалось, щиты – отличные носилки. Не могу сказать точно, но с десяток ребят с той атаки точно унесли. Погибших я не видел, но не уверен, что кто-то из них не погиб позже. Кровопотери у них были серьезные.

Когда атака спала и мы отошли в сквер, но судя повсему, штурм только начинался, потому что туда стали стягиваться все больше и больше решительно настроенных людей. Позже резиденция пала и солдат как-то эвакуировали. Само здание подожгли. Сразу скажу, что если вы считаете этих ребят специально подготовленными боевиками, то вы глубоко ошибаетесь. Они – простые парни, настоящие джигиты с яйцами, а не диванные эксперты. Они пришли туда сказать «нет» режиму Назарбаева, но власть сама разозлила людей, начав по ним стрельбу. Было ощущение, что стоять они будут там до конца. Они не титушки, потому что титушки НИКОГДА не лезут под пули. Никто там не знал друг друга, людей объединяла лишь воля к свободе и ненависть к режиму. Если кто-то из этих ребят прочитает эти строки, знайте – мы братья. Я точно знал, если со мной что-то случилось бы, они бы вытащили меня любой ценой. И знаете что, как бы их не называли, как бы не очерняли, я клянусь, с этого дня я буду гордиться своим народом до конца дней. И все мои слова и обиды в отношении казахов как нации, все мои сомнения насчет будущего нашего народа, я беру обратно. Мы – нация, и мы нация с характером.

Когда мы вернулись на площадь, страшно хотелось глотнуть воды. Мы присели на скамейку, но оттуда нас согнали врачи. Они уложили раненного парня и стали осматривать. Как я понял, они со скорой помощи. На вопрос почему они не везут сразу в больницу, они сказали: «можем не довезти». Кроме того, я думаю, больницы были переполнены. Вообще пробиться каретам скорой помощи туда было крайне опасно, потому что люди не пускали их и нападали. Одна такая разбитая скорая лежала на Желтоксан.

ВЫ СПРОСИТЕ ПОЧЕМУ? Я спрашивал. И слышал один и тот же ответ от всех. Во время ночного столкновения полиция подвозила своим подразделениям гранаты и оружие в каретах скорой помощи. И очень многие гранаты, попавшие в руки протестующих, были взяты из этих машин скорой помощи. Я, конечно, подтвердить это не могу, так как глазами не видел, но зная аморальность нашей власти, нисколько в этом не сомневаюсь. Тем более на полицейских машинах снабжать своих они точно не могли. Видели, наверное, сколько их валяется разбитых по городу.

Народу на площади было много. Людей все прибывало и прибывало. Но организоваться эта масса никак не могла. Потому что это был чисто стихийный выход, кто бы вам что ни заливал в уши. Не было никакой подготовки, люди постоянно пытались организоваться, пытались создать комитет инициативных людей, но для этого не было даже громкоговорителей.

Все говорили, что необходимо строить баррикады хотя бы с обеих сторон площади, о необходимости найти палатки, питание, никто не собирался оттуда уходить, о том, что нельзя отдавать площадь, потому что грядет зачистка и полиция выждет и вернется. Говорили о том, что нельзя допустить мародерства и общих погромов. Люди хотели организовать дружины, что необходимо звать еще людей. Так люди долго еще стихийно выступали, но их не было слышно и не могли собрать аудиторию, даже такие известные люди как оппозиционер Жасарал Куанышалин. Он быстро посадил голос, он говорил про конституцию, про сохранение порядка, про выборы. Так же было и с другими ораторами, все говорили правильные вещи о том, что протестующие должны выставить ясные требования, в первую очередь требовать, чтобы Назарбаев наконец уже ушел по-настоящему, чтобы распустил правящую партию Нур Отан, но это не приводило ровным счетом ни к чему, так как у людей не было ресурсов. Я тогда позавидовал атырауским и актауским братьям, у которых были явные лидеры, где все они были местные и могли организовать палатки, еду, медикаменты и прочее. У алматинских протестующих этого ничего не было.

Периодически кто-то подвозил воды и лепешек, но это была капля в море. Вдруг, неизвестно откуда появился известный криминальный авторитет Дикий Арман. Он что-то говорил, но о чем мне не было слышно. После этого он увел треть протестующих куда-то за собой с площади. Остальные кричали им вслед не поддаваться на кнбшные провокации. Позже он вернулся и еще что-то говорил, но я не мог слышать этого всего. Когда я спросил у другого протестующего, он сказал, что «он понес полную пургу» и протестующие его сами прогнали. Больше ничего по этому поводу сказать не могу.

Когда стало темнеть, люди реально продрогли. Кто мог ушел по родственникам, чтобы согреться и отдохнуть. Мы с другом вернулись часа через два, к этому моменту резиденцию уже сожгли, кроме того на дорогах валялась куча пожарной техники. Движение по городу никто не регулировал, поэтому люди просто объезжали эти пылающие остовы по Фурманова, несмотря на опасность взрывов. На площади осталась часть людей, они как могли сооружали заграждения, вешали сорванный с акимата огромный флаг. Площадь не штурмовали, полиции не было. Но было понятно, что в таком виде ни о каком удержании площади речи быть не могло. Большая часть, как я понял, ушла штурмовать аэропорт.

Я удивляюсь, откуда у этих людей было столько сил, чтобы на вторые сутки противостояния, идти штурмовать, охраняемый военными аэропорт за 30 км. Но люди торопились, потому что озвучивалась информация, что путинская армия уже на подлете. Люди говорили, что если сейчас штурмом не взять аэропорт, то их положат «ихтамнеты». Аэропорт, как вы знаете взяли, но удерживать долго не стали, потому что к тому моменту первый военно транспортный самолет уже сел в Бурундае и поэтому удерживать аэропорт не было смысла.

Я не знаю, что сейчас происходит на нашей священной площади, впитавшей кровь наших казахов в декабре 1986 года и в которую сейчас впиталась кровь в январе 2022 г. Там действительно много пятен крови. Видимо, там были столкновения еще раньше. Об этом мы узнаем в свое время. Но сейчас я не знаю ничего и это сильно меня гложет. Я лишь слышал только обрывочные сведения, что во время штурма РОВД убили много протестующих, что где-то в Калкамане была стрельба и много убитых, что в городе орудуют банды мародеров.

В принципе с мародерами было и так все понятно, что власть обязательно запустит титушек и потом дискредитирует протест, сдав страну под пяту путинского сапога. Это было понятно сразу после появления на площади Дикого Армана. Ночью мы с другом оттуда ушли, пройдя еще много километров пешком по Аль Фараби, потому что такси вызвать было невозможно. Стыдно сказать, я человек, который хожу от машины до двери, и к таким пешим броскам по городу не привык. И сегодня я не ходячий.

Я считаю, что этот текст написать мне поручил парень, который привозил на площадь воду и продукты и рассказывал о новостях, о том, что Токаев вызвал армию ОДКБ. Когда ты сидишь в информационной блокаде, каждая информация как глоток воздуха. Я думаю, об этих событиях когда-нибудь будут рассказывать как об Аныракайских сражениях, как о декабрьских событиях 1986 года, как о резне в Жанаозене в 2011. Так вот, что тогда этот брат сказал. Он сказал: «Донесите до всех, что МЫ ПРИШЛИ НА МИРНЫЙ МИТИНГ. И только власть виновата в том, что сегодня творится, потому что первой напала на свой народ и начала стрелять по казахам. Донесите всем, у кого есть уши, у кого есть голова, у кого есть сердце, что вы сегодня видели своими глазами. Используйте любые способы. Расскажите каждому соотечественнику, что МЫ НЕ ТЕРРОРИСТЫ, мы бьемся за свою Родину, за будущее наших детей, за будущее ваших детей. И мы не отступим».

А сегодня когда я услышал как Токаев нес наглую ложь и клевету, называя протестующих мародерами и провокаторами, я, казахский архитектор Айдар Ергали, понял, что должен рассказать о том, что происходило на площади на самом деле.

Да, не все было правильно, не было лидеров. Но откуда им было появиться, если в течении 30 лет Назарбаев убивал и подавлял каждого, кто поднимал голову. Но в эти дни многие казахи поняли, что они больше не рабы диктаторов. Казахи – нация. Мы все казахи, мы бауырлар, Мы всегда можем друг с другом договориться. Мы сможем создать сильное демократическое государство, страну казахов, страну свободных людей.

А теперь мой аманат всем тем, кто прочитал. Я не знаю, что со мной будет дальше, но если вы солидарны с нами, донесите этот текст до всех, не надо репостов, просто скопируйте текст к себе! Алга Казахстан! Шал кет!

Джерело

Опубликовал: Андрій Савчук
Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

"Де ж ви були так довго, хлопці?!": Як у звільнених селищах Херсонщини зустрічають ЗСУ (відео)

середа, 5 жовтень 2022, 0:15

"Де ж ви були так довго, хлопці?! Рідненькі наші! - Слава Україні! - Ой, як ми вже соскучилися за всім оцим...": Новопетрівка на херсонській Бериславщині зустрічає українських визволителів сльозами і жовтими яблуками", - написав політтехнолог Олексій Г...

Звільнена Харківщина: У катівні окупантів знайшли коробку вирваних зубних протезів (фото)

середа, 5 жовтень 2022, 0:00

"Звільнена Харківщина. Село Піски-Радьківські - на березі Осколу, за 2,5 км від межі з Донецькою областю. Коробка вирваних зубних протезів. Знайшли в катівні окупантів. Повідомив начальник слідчого управління ГУНП в Харківській області Сергій Болвінов"...