"Зажигалкой ноги жгли, электрошокером били, глаза выдавливали, рот раздирали, крест в анус заталкивали": Про знущання над полоненими в "ЛДНР"

Багато людей терпіли настільки нелюдські тортури, що їм важко про це навіть розповідати.

"Время от времени, к нам приходят рассказы неизвестных людей о том, как выглядит "русский мир" без ретуши. Кто-то на себе испытал, кто-то что-то узнал от тех, кто выжил в эпицентре этого "русского мира". Иногда – присылали фото. Но мы никогда этого не публиковали просто потому, что не знаем, кто эти люди и откуда они это прислали, а потому, чтобы не подвергнуть риску их или тех, кто им рассказал свои истории", - пише Анти-Колорадос у своєму блозі, передають Патріоти України, та продовжує:

"Считаю, что мы поступили правильно, поскольку добавить горя этим людям было бы не по-людски, с нашей стороны. Имея опыт различного рода расследований, могу сказать, что иногда не достаточно вымарать имена или названия населенных пунктов. Какие-то другие обстоятельства могут указать на того, о ком идет речь. По этой причине мы решили просто ничего не публиковать вплоть до нашей победы, а может и потом…

В общем, мы этого не публиковали, а на этом фоне, некоторые явно не наши типы стали рассказывать о том, что "надо просто перестать стрелять" или что претензий к РФ нет. Отсюда возникает какое-то абсурдное представление о том, с кем тут собираются провести "личную встречу", чтобы что-то там "обсудить".

В связи с этим, мы решили разместить здесь то, что уже разместил сайт "Миротворец". У них больше опыта "обезвреживания" таких рассказов и потому качество этой работы останется на их совести. Тем более, что это уже и так опубликовано.

В общем, следующий ниже текст мы настоятельно не рекомендуем читать всем, у кого нехорошо с сердцем и вообще – здоровьем и плюс к тому, решите для себя сами, сможете ли вы это "вывезти". Если да, то дальше – текст из Миротворца, в режиме "как есть". В конце не будет никаких выводов.

ТЕКСТ

"Я просила меня не бить, говорила, что беременна. Они сказали, что "очень хорошо, что укроповский ребёнок умрёт". Нас били всем, чем угодно: и прикладами, и ногами, и бронежилетами, которые нашли у нас. Били по всем частям тела. Об меня тушили бычки. Мне, потому что я смотрела и кричала, когда избивали других, завязали скотчем глаза. Я на тот момент была на третьем месяце беременности, и в результате избиений у меня началось кровотечение. Я потеряла сознание […]". ­

"Однажды я слышал, что привезли двух военнопленных, кинули их в подвал. Я не знаю, что они там с ними делали, но они там очень сильно кричали. Вечером часов в девять их привезли и до четырех часов я не мог заснуть от их криков. Так кричали, что волос дыбом становился. Потом слышал, что их достали, притащили ко входу в наш гараж. Слышал, как разговаривали, куда их девать. Сказали, что в расход. Я так понял, что они их тащили, и слышно было, что падают тела. Их закинули в машину и увезли куда-то. "Минут 20 били. Мешок на голову одели. Парни рассказывали, что этот "Ботаник" вытянул пластину из бронежилета и хотел ею отрубать мне голову. Но я этого не помню. Я очнулся уже в блиндаже. Это длилось около часа, ствол в рот пихали, били прикладом, "Ботаник" кричал: скальп буду снимать, но его не пустили, я так понял, что он совсем "безбашенный" был, они его сами уже начали оттягивать". ­

"К нам привезли молодую девочку, ей на вид было не больше 14-16 лет. "Маньяку" не понравилось, что она вышла без разрешения в коридор. И он сказал в наказание отправить ее как подарок боевикам на передовую для удовлетворения их сексуальных нужд. Ее несколько раз туда возили". ­

"Знаю, что на передовой сильно издевались над ***. У него на груди вырезали ножом слово "бендера" и зарезали. Он погиб. Он долго лежал, не в морге, около двух недель. И потом его обменяли как 200-го, "Айдару" отдали". ­

"Вот – шрамы от молотка … Это сверла – более 20-ти раз тело просверлено сверлом. Это – тоже шрам от молотка. Это все было разбито. Вот это – разбитые коленки молотком. Не знаю, как я хожу. Сверлили грудь … Это все сверла, молоток, плоскогубцы … Издевались, как могли. Этот глаз было ему неудобно вынимать – не с руки. Поэтому его оставили, а вот этому досталось больше этот глаз повредили. Он теперь ничего не видит. Этот глаз вынимали ложкой. Один из тех боевиков, которые при этом присутствовали, сказал: "Оставь ее". ­

"У них было оружие. Они применяли к нам физическую силу. Угрожали и огнестрельным, и холодным оружием. охотничий нож, с кровостоком. Но я не хочу говорить, что они делали". ­

"Мне поламали ребра, все тело черное. Били во время или между допросами. Руками, ногами, оружием. Пытали – подключали к электричеству. Наручниками к металлической кровати, на руки провода и регулировали ток. В голову, половые органы били металлическим прутом. Избивали шомполом. Подвешивали к потолку. Обливали холодной водой на морозе. Все, кто сидел со мной в Донецком СБУ – 42 человека, в той или иной степени были избиты и подвержены насилию". ­

"Избиения все время. Когда прикладом, когда шнуром питания компьютера, раздевали и били по спине, по ногам, рассекая кожу. Удары руками, ногами, но это так, это мелочи. На второй день, кажется, использовали электричество, только не шокер, а оголенные провода. Это один раз было, я просто чуть не умер и поэтому они перестали ими бить. По-моему, это просто два оголенных провода и вилка, подключенная в розетку. Мне к животу касались этими проводами". ­

"Всех били и наносили телесные повреждения. *** приехал воевать за сепаратистов, однако ему не поверили и посчитали его "укропским шпионом". *** тоже постоянно избивали. Места для двоих было очень мало. По его словам, и словам сепаратистов, ему просверлили дрелью анальное отверстие". ­

"Ориентировочно 11 мая в коридор кинули двух братьев из Алчевска – *** и ***. Им вменяли то, что они проводили фотосъемку секретных объектов. Один из них упал на меня, у меня порвались наручники. *** забили палками в ящик, а *** все это время наблюдал за происходящим. Далее сепаратисты унесли *** для того, чтобы похоронить. Мы поверили. При этом нас вывели из помещения и сказали, что ведут на расстрел". ­

"Слышал, как пытали других. Один был прикован наручниками, с завязанными глазами. У меня щелка была приоткрыта, я видел его немного, он был с кастрюлей на голове. По кастрюле били. Он кричал: "Убейте, только не бейте больше". ­

"Ко мне в камеру "подселили" девушку ***, 23 года, которая мне пожаловалась что, ее регулярно ночью насиловали пьяные боевики".­

"Около 20 августа 2014 я слышал крики из соседней камеры. Потом я узнал, что человека пытали до смерти. Я вообще ничего не знаю об умершем, также я не знаю, кто его пытал. Утром труп завернули в одеяло. От своего сокамерника *** я узнал, что потом труп похоронили на городской свалке в районе города Александровская, где именно – не знаю". ­

"Пристегнули наручниками мужчину к той клетке, где нас в первый день держали. Били. Мужчина уже бессознательный стал. Оставили мужчину прикованным к клетке. Нам приказали разойтись по баракам (гаражам). На следующий день мы давали мужчине пить и немного есть. Он говорил по-русски. Но нам запретили к нему подходить. Пригрозили, что устроят нам такое же, если осмелимся. На третий день после той ночи мужчина умер. Мы приехали с принудительных работ, а его уже нет на том месте. Пленные, которые оставались на месте, сказали, что умер". ­

"Привели к месту, где собралась огромная толпа, примерно 3 тыс. человек, которые кричали, бросали бутылки, яйца, муку, помидоры. Хотя мы шли в "коробке", нас по сторонам вели охранники, но люди все равно прорывались. *** получил удар кастетом в область грудной клетки, позже он мочился кровью. Мне в ногу попала бутылка . Было страшно, казалось, что люди готовы нас растерзать. В это время к нам стали подходить сепаратисты и агрессивно спрашивать, кто мы, откуда, обвинять нас в обстрелах, бить, плевать, снимать на телефоны. У меня шла кровь из уха, были разбиты губы, синяки. Другим ребятам ломали ребра ***, а *** сломали вторую челюсть. Каждый из нас по несколько раз от ударов бился о стену головой. Узнав, что я снайпер, меня начали бить еще жестче, хотели вырезать глаз, приставили нож к зрачку глаза,хотели проколоть.". ­

"Допрос проводился в достаточно жесткой манере. То, что били – это понятно. И спину резали ножами, шокер достали, стреляли. Я терял сознание, меня приводили в сознание, опять очнусь, потеряю. Помню такие яркие моменты. Очень сильно морально давили. Каждый прибегал, предлагал какие-то действия – давай то сделаем, убежал, прибежал другой – давай то сделаем. Некоторое из озвученного исполнялось. Потом один говорит: "Давайте мы его кастрируем", – начали снимать штаны с меня. Потом передумали. Потом один говорит: "Давайте ему ногу отрежем", – вогнали нож в ногу, и я потерял сознание, и много крови вышло".

"Я помню, что комната вся была в засохшей крови – потолок и стены. Меня били вчетвером. По всем частям тела. Особенно ногами в грудь. Рыжий находился в состоянии алкогольного опьянения. Он снял берцы и начал бить меня пяткой в левый висок. Я помню, что меня били около 15 минут, затем потерял сознание. Я очнулся в другой комнате. Это был бывший холодильник. Потолок из плитки. Я лежал на голом полу. Пришел фельдшер. Фельдшер срезал резиновые завязки, что стягивали мои руки. Время от времени холодильник открывался. Заходили какие-то люди, кто именно – не знаю, и пинали меня ногами – проверяли, я жив или нет. Меня не кормили, воды не давали, в сортир не выводили. Холодильник был герметичным. Воздух хватало на несколько часов. Света не было вообще. Выяснилось, что у меня переломаны два ребра с правой стороны, сильные ушибы мягких тканей головы с левой стороны, у меня опухла правая нога в районе голеностопного сустава. Так я пролежал трое суток". ­

"В интернете опубликовали, что в Стаханове задержали проукраинских активистов, после этого стало только хуже. Начались более жесткие побои. Больше всего доставалось "политическим" (людям, которые выявили симпатию к Украине её целостности и патриотизм – ред.) и футбольным болельщикам клуба "Заря". Одному разбили голову, а еще одного – Александра – убили во время допроса, так как якобы нашли у него дома во время обыска "флешку" с координатами позиций боевиков. Его забили до смерти во время допроса.". ­

"При мне в Донецке в соседнем помещении застрелили человека. Кого – не знаю. Я только слышал процесс расстрела. Расстреливали людей на базе "Оплот" на Полиграфической. Кого – не знаю". ­

"Зависело от того, за что были задержаны. Хуже всего относились к проукраински настроенным. Я подслушал, что задержали одного мужчину-предпринимателя, который переслал деньги украинской армии. Держали отдельно. Его хотели кастрировать. Пытали. Видел его личные вещи в луже крови. После этого не видел его и о его судьбе ничего не знаю". ­

"В том же помещении СБУ была еще одна тюрьма – в подвале (мы называли ее "яма"). Знаю об этом, потому что один из пленных (имени не помню) был там несколько дней. Там были гораздо худшие условия. Удерживали в подвале добровольцев, в частности, добровольческого батальона "Донбасс". Этого человека посадили к нам, но подозревали, что он не военный, а доброволец, поэтому забрали на низ. Вернулся он где-то через три дня весь синий. На нем не было ни одного целого места на теле ". ­

"Когда нас привезли в Перевальское ДК к Козицыну 23.07.2014, они меня узнали – видели меня по российскому ТВ, как я на Майдане выступал. Кулек на голову надели, перевязали рот кульком, связали руки с ногами, начали жечь ноги, лупить по ребрам. Били все, руками, ногами, прикладами, три ребра сломали. Журналист *** и *** сидели смотрели на стульях, а я валялся в углу. Меня так били, что я мочился под себя. И им потом от этого запаха, от этого всего было противно бить, и это было мне помощью. Зажигалкой ноги жгли, электрошокером били, глаза выдавливали, рот раздирали, крест в задний проход заталкивали. Избили хорошенько, потом каждый заходил, считал за честь пнуть ботинком, берцем. Я валялся в углу около суток". ­

"Как и говорил раньше, двух девочек *** и *** заставляли мыть от крови автобус, в котором возили тела погибших. Я знаю, что "Кубрак" порезал этих девочек ножом. Точно знаю о порезах шеи, но, наверное, еще были порезы на спине (более точно я не могу описать). Мне это рассказывала сама ***.

Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

"Є висока імовірність, що ми йдемо по італійському або Нью-Йоркському сценарію, тільки в українських реаліях", - Мирослав Гай

четвер, 2 квітень 2020, 14:28

"Говорив сьогодні з епідеміологами в Києві, які працюють у третьму ешелоні закладів, що прийматимуть хворих на Covid-19. Дупа", - пише у своєму блозі Мирослав Гай, передають Патріоти України, і продовжує:. "Нема в достатній кількості нічого, ані антисе...

"Кроме угрозы коронавируса и политиков, торгующих масками и должностями, есть угроза военная", - волонтер Донік

четвер, 2 квітень 2020, 14:07

Штаб ООС дал сводку по потерям противника. За март месяц "загиблі – 51 окупант; поранені та травмовані – 113 окупантів." Кроме этого "десять одиниць техніки противника. Це, зокрема, міномет калібру 120 мм, дві бойові машини піхоти, два МТЛБ, безпілотни...