Як у детективі Агати Крісті: У Києві отруїли талієм цілу родину

Для летального результату достатньо 1 грама талію. У Максима Білоконя в організмі виявили 80 грамів.

Максима Білоконя отруїли талієм. Фото: Факти.

Київську родину отруїли талієм - високотоксичною речовиною. Першим від неї помер 21-річний киянин Максим Білоконь. Спочатку у нього проявилися симптоми, схожі на грип. Пізніше у хлопця відмовили ноги і почало випадати волосся. На те, щоб визначити причину стрімкого погіршення самопочуття у лікарів пішло більше трьох тижнів. Коли нарешті встановили, що це отруєння талієм, було пізно. А через 40 днів з точно такими ж симптомами потрапив до лікарні батько Максима. Йому стало погано відразу після поминок сина. Теж саме відбулося з його колегою. У обох аналізи показали отруєння талієм. Вони залишилися живі, але все ще в лікарні. Не можуть ходити, скаржаться на випадіння волосся і страшні болі. Хто і як міг отруїти цілу сім'ю високотоксичною речовиною? Які дії у цій резонансній справі здійснює поліція, розповіла мати померлого Максима Оксана Білоконь. Патріоти України пропонують вам прочитати її розповідь. Далі - мовою оригіналу.

- Муж уже три недели лежит в больнице, — говорит Оксана Белоконь. — У него выпадают волосы, боль по всему телу. Он может дойти максимум до больничного туалета и только на костылях. Состояние его коллеги немногим лучше. Врачи остановили дальнейшее распространение яда, но никто не знает, что будет дальше. Когда Володе и его коллеге стало плохо, мы хотя бы уже догадывались, что это может быть таллий. Врачи быстро проверили эту версию и смогли оперативно начать лечение. А в случае с нашим сыном драгоценное время было упущено. Максиму становилось все хуже, но ни один врач на протяжении трех недель не мог сказать, что с ним происходит. Врачи высказывали разные предположения: вирус, диабет, даже наркотики. Но все это не подтверждалось.

- Какими были первые симптомы?

- Все началось с онемения конечностей. Ночью Максим работал (сын учился в Национальном авиационном университете, по ночам подрабатывал таксистом), а на следующий день ему стало плохо. Мы сначала подумали, что это какой-то вирус. Максим вспомнил, что прошлой ночью он вместе со старым знакомым пил кофе и этот кофе показался ему очень странным. «Он был слишком горьким и каким-то вязким», — рассказал сын. Хотя сын часто покупал кофе в том ларьке и раньше все было в порядке… Максим жаловался на покалывание в руках и ногах. А потом начались боли. Сын говорил, что с него как будто сдирают кожу. Через два дня он уже не мог встать. Мы вызвали «скорую».

Сразу к Максиму никто не приехал. По новым правилам направление на госпитализацию должен был выдать семейный врач. Когда это произошло, сына отвезли в больницу, но там никто не знал, что с ним делать. Были разные версии, ни одна из них не подтверждалась. А сын, который раньше вообще не болел, угасал на глазах. Боли только усилились, начали выпадать волосы. Сначала Максим лежал в Александровской больнице. Потом его перевозили в больницы № 12 и № 5, но без толку. За все это время только один врач предположил, что это поражение периферических нервов токсического генеза. Но этот диагноз стоял у них под вопросом. Мне говорили: «Возможно, это отравление каким-то токсином». Но только каким? Имеющееся в больнице оборудование не позволяло проводить таких исследований. Врачи разводили руками.

Я звонила в Институт токсикологии, но там никого не было. В поликлинике токсикологическое отделение уже 15 лет закрыто на ремонт. А в Научно-исследовательском институте гигиены труда и профзаболеваний, где могли сделать такие анализы, все были в отпуске. Я билась о стену и никто не мог мне помочь. В результате все-таки нашла частный научно-технический центр, где согласились провести такое исследование. Результаты нас шокировали — в организме обнаружили превышение содержания таллия. Позже мы получили результаты исследования из Германии, куда направляли образцы Максима. Значительное превышение уровня таллия в организме подтвердилось.

Результаты мы получили слишком поздно. В организме сына пошли необратимые процессы. Он уже не мог говорить, бредил, начались галлюцинации. Максим впал в кому. Из-за того, что организм был сильно ослаблен, началась тяжелая бронхопневмония. Максима не спасли.

По словам Оксаны Белоконь, еще при жизни Максима допрашивали сотрудники полиции. Он успел рассказать им о странном вкусе кофе, который выпил накануне. Но на этом все и закончилось. Кто и как мог отравить Максима, никто не выяснил.

- А нам оставалось только догадываться, — говорит Оксана. — Уже после смерти сына муж убирал в его машине и обнаружил под водительским ковриком шарики ртути.

Отцу Максима Владимиру Белоконю стало плохо на 40-й день после смерти сына.

- Все эти 40 дней Володя на самочувствие не жаловался, — говорит Оксана. — Симптомов отравления у него точно не было. На 40-ой день по Максиму муж решил помянуть его на работе. И сразу после этих поминок ему стало плохо. Ему и еще одному коллеге. Остальные сотрудники, которые тоже там присутствовали, ни на что не жаловались. Когда Володя сказал, что у него болит все тело, я сразу вызвала «скорую». Рассказала врачам, от чего умер сын и попросила сразу же провести исследование на содержание таллия в крови. На этот раз Институт гигиены труда был открыт и нам быстро сделали анализы. Результат такой же, как и у Максима — отравление таллием. Тоже самое у коллеги Володи. Как именно они отравились — неизвестно. Нет никакой гарантии, что завтра это не случится со мной.

— У вашей семьи есть враги? Возможно, мужу или сыну кто-то угрожал?

- Нет. Не знаю, кто и зачем мог это сделать. Есть кое-какие версии, но я ведь не следователь. Доказательства должны искать полицейские, а они едва ли будут это делать.

— Какие версии?

- Пока не могу озвучивать подробности. Но, например, есть человек, который накануне отравлений общался и с сыном, и с мужем. То есть с Максимом он виделся перед тем, как сыну стало плохо, а с Володей — на поминках по Максиму. Этот человек вроде как дружил с нашей семьей, но я уже никому не верю. А полиция бездействует. Уголовное производство не расследуется. Следователь — совсем еще юная девушка — не может ответить ни на один мой вопрос. Полицейские до сих пор не удосужились осмотреть автомобиль, где мы нашли шарики ртути! Муж ездил на этой машине после смерти сына — и потом попал в больницу с тем же диагнозом. Правда, коллега Володи, которого тоже отравили, в этот автомобиль не садился.

Таллий — серебристо-белый металл с сероватым оттенком, не имеет вкуса и запаха. Таллий относится к высокотоксичным ядам. Для летального исхода достаточно 1 грамма таллия. У Максима Белоконя обнаружили 80 граммов. Таллий проникает в организм не только через пищеварительный тракт, но и через кожу и органы дыхания. Опасность еще и в том, что первые признаки отравления таллием напоминают грипп или бронхопневмонию. Человеку назначают лечение, которое, как правило, неэффективно.

- С точки зрения отравления таллий считается «удобным» ядом, — объяснил химик Владислав Балинский. — Это вещество достаточно распространенное, оно активно используется в промышленности.

По словам Владислава Балинского, отравление Максима Белоконя и его отца может быть связано с найденными в машине парня шариками ртути:

- Есть вероятность, что это был сплав таллия со ртутью. Вдыхая это на протяжении недели, человек мог отравиться.

- Это убийство человека, совершенное общественно опасным способом, — сказал адвокат семьи Белоконь Анатолий Калинюк. — И покушение на убийство еще двоих человек, которые сейчас находятся в Больнице скорой помощи в тяжелом состоянии. Уголовное производство зарегистрировано в Деснянском райотделе полиции, но расследование не ведется. Экспертизы не проводятся, свидетелей и потерпевших не допрашивают. До сих пор даже не осмотрели автомобиль, на котором ездил покойный Максим Белоконь, а затем и его отец. Оксана Белоконь уже ходила по этому поводу на прием к начальнику киевского главка полиции, но даже после этого дело не сдвинулось с мертвой точки. Пока что все исследования, которые есть в деле, проводились за счет самих потерпевших, по их же инициативе. А речь идет об отравлении целой семьи высокотоксичным веществом! Я не понимаю, почему полиция бездействует.

- Мне страшно думать о том, что человек, который отравил нашу семью, сейчас на свободе, — говорит Оксана Белоконь. — И мы не знаем, кто он и какой его мотив. Я читала историю Тамары Иванютиной — школьной посудомойки, которая специально травила таллием детей (Эта история в 1987 году произошла в Киеве в школе № 16. Тамара Иванютина вместе с сестрой и родителями отравили раствором Клеричи (содержащим таллий) минимум 13 человек. Саму Тамару позже расстреляли, а ее родных приговорили к длительному заключению. — Авт.) Не удивлюсь, если в нашем случае тоже действует какой-то сумасшедший. Я боюсь за себя и за своих близких.

Джерело: Факты

Хіти тижня. Все набагато гірше: Причиною руйнування багатоповерхівки у Фастові став не витік газу

неділя, 16 грудень 2018, 15:30

Місцеві мешканці бояться, що це був теракт. Можливо хтось з сусідів зберігав величезну кількість вибухівки, чи то по дурості, чи готував якусь акцію. На місці вибуху у п'ятиповерховому житловому будинку на Київщині у місті Фастові немає слідів витоків ...

Катастрофа Су-27 на Житомирщині: Літак надійшов на озброєння і почав виконувати завдання одночасно із загиблим пілотом, він добре знав цю машину

неділя, 16 грудень 2018, 13:56

Су-27 із бортовим номером 55 було випущено 1987 року, він є "одним із найновіших літальних апаратів цього типу на озброєнні Повітряних сил ЗС України". "15 грудня на Житомирщині в районі проведення польотів авіації спостерігались складні метеорологічні...