"Когда сушу овощи для ребят на передовой, думаю: делаю это и для сына", - львівський волонтер

За рік роботи волонтерська організація «Hand made по-львівськи» зробила для передової 84 буржуйки, 782 медовика, майже тисячу маскувальних халатів і чотири тисячі десятилітрових упаковок сухого борщу.

Волонтерка за роботою. Фото: соцмережі.

Тим, хто вперше їде до Львова, обов'язково рекомендують знайти вуличку, на якій стоїть бронзова фігура фон Захер-Мазоха. Сюрприз чекає того, хто наважиться засунути руку в кишеню його штанів. Не дивно, що за його спиною «утворився» невеликий ресторанчик, який теж є своєрідною пам'яткою. Але якщо увійти в двері по сусідству, піднятися рипучими дерев'яними східцями на другий поверх, то можна знайти ще чимало цікавого. Тут теж готують їжу, але для бійців, які знаходяться на лінії вогню, передають Патріоти України з посиланням на Факти.

— Мы долго не могли найти место для своей организации, — рассказывала по дороге одна из активисток волонтерского движения Светлана Божко. — Эту квартиру для нас нашел Святослав Вакарчук. Она оказалась в двух шагах от площади Рынок. Здесь в основном занимаются приготовлением и сбором еды для армии.

Небольшой квадратный коридорчик сплошь заставлен мешками с овощами: луком, капустой, морковью. В комнате три женщины пенсионного возраста занимались тем, чем обычно пугали в армии: чистили картошку. Перед ними стояла огромная емкость, практически полностью заполненная клубнями.

— Меня сюда направила племянница, — говорит одна из женщин. — Прихожу два раза в неделю. Главное — делать что-то полезное для бойцов. Насмотришься новостей, услышишь о гибели наших ребят, почитаешь, как армию снабжают, и начинаешь думать: что же делать, как помочь? Когда узнала о том, что нужны руки чистить овощи и фрукты для сушки, тут же поняла: это занятие для меня.

— А мой сын гордится тем, что я занялась волонтерством, — добавляет другая женщина почтенного возраста. — Можно услышать, что все уже устали от войны, что ничего не меняется. Но для изменений нужно время. Надо верить и работать. Каждый день делать то, что зависит от тебя. На днях мы за этим столом целый день лепили вареники: с капустой, картошкой. Отваривали их, складывали в ведра и заливали маслом. Их еще горячими забрали бойцы, ехавшие на передовую. У нас получилось почти полтысячи штук. На следующий день звонили бойцы, которые находятся сейчас в районе Донецкого аэропорта, благодарили.

Одна стена комнаты оборудована стеллажами, полностью уставленными большими пластиковыми коробками с высушенными овощами. Возле окна стоят две сушки — большая промышленная и обычная бытовая. Они включены и работают. Мимо меня пани Галя (на фото) пронесла кастрюлю с дымящимся картофелем. «Только его и отвариваем, все остальные ингредиенты просто сушим, — объясняет она. — Забросив содержимое пакета, который мы собираем из высушенных овощей, специй и трав, в кастрюлю с кипящей водой, достаточно всего пяти—семи минут, чтобы получить ароматный, практически домашний борщ».

— Летом, когда еще не было свеклы, Оксана и Люда, главные разработчики меню, придумали «помідорову зупку» — помидорный супчик, — добавляет Светлана, которая, зайдя со мной и сняв пальто, тут же начала помогать чистить груши. — Сейчас сезон тыквы. Так мы делаем овсяную кашу с ней. Груши тоже высушим и добавим к овсяным хлопьям. Домашний завтрак будет готов.

— А где вы берете овощи?

— Все, что сейчас видите, мы собрали, проехав с рейдом по селам в минувшие выходные. В такие поездки берем с собой несколько пакетов готовой продукции. Так сказать, для наглядности. Одна женщина, увидев кашу с тыквой, молча ушла и вернулась с тачкой, заполненной огромными оранжевыми «гарбузами». Многие приносят консервацию, варенье, мед, орехи. Сейчас, после сбора урожая, с нами делятся вполне охотно. Мы собрали несколько тонн овощей. Все переработаем, ничего не пропадет.

— На днях к нам зашел снайпер одного из подразделений — приехал в отпуск, — добавляет 56-летняя Виктория. — Благодарил за супы, узвары, каши, которые ребята постоянно от нас получают. Мы ему дали карпатский чай. Так он нам руки целовал: «Когда мы его завариваем, в блиндаже сразу домом пахнет». После таких слов благодарности хочется отдать все, что есть. Силы находятся и дальше работать.

История этой женщины оказалась особенной. Она попала во Львов не по доброй воле. Муж Виктории военный. Служил в Германии, Белоруссии. Когда вышел на пенсию, семья осела в Крыму, в Феодосии. Здесь выросли дети.

— Сын пошел по стопам отца: он морской пехотинец, служил в той самой феодосийской части, которую штурмовали «зеленые человечки», — рассказывает Виктория, ни на минуту не переставая чистить груши. — После этого военных вывели. Правда, верными присяге осталась всего четвертая часть гарнизона. Сын ушел на украинскую территорию. Это было в марте. В апреле дочь сказала: «Мне такой Крым не нужен». И с мужем уехала во Львов, где им, дизайнерам, предложили работу. А мы с супругом оставались в Крыму аж до октября. Но это было невыносимо. Нас чуть ли не в открытую называли родителями карателя. Атмосфера была настолько тягостной, что мы в один прекрасный момент собрались и уехали, оставив трехкомнатную квартиру, гараж. Забрали горшки с цветами и кошку.

— Как вы занялись волонтерством?

— Увидела в социальных сетях объявление, что нужно помочь плести маскировочную сетку. Пришла на площадь к памятнику королю Даниле Галицкому, где каждые выходные представители «Hand made по-львівськи» проводят самые разные акции. Целый день поработала на улице. Мне предложили прийти домой к одной из волонтерш, чтобы продолжить работу. Меня поразила ее квартира, из окон которой виден памятник Ивану Франко. Высоченные потолки, старинный паркет. В туалете две колонны. А в центральной комнате стоит специальный каркас, натянута сетка, которую заплетают лоскутами ткани. Мне выдали швейную машинку — моя осталась в Феодосии. И я начала шить маскхалаты, дождевики, летом — банданы, панамы. Теперь в организации я курирую именно это направление. А по вторникам дежурю еще на кухне.

— Пехотинцам в ту часть, где служит сын, тоже передаете супы, каши?

— Конечно! Правда, сын наш фирменный борщ до сих пор так и не попробовал. Днем, когда его варят, он, как правило, в разъездах. Но что бы я ни чистила и ни резала, всегда думаю: делаю это и для своего сына тоже.

— Скучаете по дому?

— Не то слово. Мне так не хватает крымской природы. Я же работала экскурсоводом. Очень любила Феодосию, ее окрестности. С удовольствием возила группы по полуострову. Но и Львов мне нравится. За год даже выучила украинский язык. Несмотря на то что я родом из Черниговской области, всегда говорила по-русски. А сейчас почувствовала необходимость знать родной язык. В Крыму нас все время пугали татарами. И я даже побаивалась их. А надо было бояться братьев-россиян…

Пока мы беседуем, одни женщины уходят, другие приходят. Виктория отвлекается, чтобы принять у пришедшей львовянки банки с маринованными помидорами и огурцами, объяснить, в какой помощи нуждается организация. Причем говорит по-украински. Без акцента, уверенно, еще раз подтверждая мысль: было бы желание, и тогда все возможно.

— Знаете, я себя в Крыму не вижу, — возвращается к нашей беседе Виктория. — Не хочу быть рядом с людьми, которые там остались и всем довольны. Их устраивает болото. А мне в такой застойной воде нехорошо, воздуха не хватает.

Подарунки для бійців. Фото: соцмережі.

Нельзя сказать, что Виктория и ее муж без проблем устроились на новом месте. Им приходится сталкиваться с весьма неприятными моментами.

— Редко кто готов связываться с людьми, в паспорте которых стоит крымская прописка, — вздыхает женщина. — Мы не можем продать машину, потому что она зарегистрирована на полуострове. Некоторые шарахаются от нас, как от чумных. А вот что касается оформления временных документов — претензий нет. В городской администрации нам сделали все быстро, без проволочек.

Виктория очень переживает за сына, который после выхода из Крыма служит в зоне АТО.

— Знаете, однажды в блиндаж, где жил мой сын и его бойцы, попал снаряд, — Виктория начинает плакать. — Один парень погиб на месте. Второго пытались спасти… А ведь боеприпас упал прямо на кровать моего сына. Он за минуту до этого вышел. Не иначе как Господь его вывел из блиндажа. Теперь возле каждой церкви — хорошо, их во Львове много — произношу: «Дякую, Боже!» Есть за что благодарить.

— Мы стараемся вести учет всего, что сделали, пошили, передали на фронт, — говорит Светлана Божко. — Цифры вдохновляют нас самих. 84 буржуйки, 30 тысяч квадратных метров маскировочных сеток, 851 «кикимора», 971 маскировочный халат, более восьми тысяч балаклав. Связали 435 пар носков. Передали три тысячи 802 десятилитровые упаковки борща. Тысячу 97 пятилитровых пакетов каш. 644 упаковки карпатского чая. Испекли 782 медовика, две тысячи 142 маффина, более тысячи ста энергетических батончиков. И на этом не останавливаемся.

Показав "русский мир": У Кракові п'яний росіянин пошкодив 40 автівок (фото)

четвер, 27 липень 2017, 21:48

У поліції повідомили, що чоловіка впізнали колеги по роботі. За їх рекомендацією він прийшов в поліцію і визнав свою провину. Сам він заявив, що нічого не пам'ятає. У Кракові (Польща) в ніч на середу, 26 липня, п'яний росіянин пошкодив близько 40 автом...

Тупа жорстокість: Одесит, щоб провчити доньку, викинув з 14-го поверху її кошеня (фото)

четвер, 27 липень 2017, 21:35

Очевидці стверджують, що таким чином батько вирішив покарати дочку за пізнє повернення додому. Один з жителів Одеси під час сімейної сварки викинув з вікна на 14-му поверсі кошеня дочки. Інцидент трапився близько 23:00 26 липня. Про це повідомляє прес-...