"Результат отсутствия решений о балансе энергопотребления правительствами Гончарука и Шмыгаля. По сути, "Энергоатом" грабят, и в апреле денег не хватит даже на зарплаты", - Бутусов

В Україні склалася просто катастрофічна ситуація в енергетиці.

Петро Котін. Фото: Антикор.

"31 березня Кабмін призначив нового виконуючого обов'язки голови НАЕК "Енергоатом" - Петра Котіна, директора Запорізької атомної станції. 21 квітня "Енергоатому" довелося зупинити один з енергоблоків через балансування енергоспоживання на енергоринку. Ми записали інтерв'ю напередодні цієї події. Котін докладно пояснює причини катастрофічного становища НАЕК", - написав журналіст Юрій Бутусов на своїй сторінці у соцмережі "Фейсбук". Патріоти України пропонують вашій увазі текстовий запис цього інтерв'ю. Далі - мовою оригіналу.

- В каком состоянии сейчас Энергоатом? Давайте посмотрим на деньги.

- Для начала давайте понимать, что Энергоатом – это основа украинской экономики, на сегодняшний момент производит 57% всей электроэнергии Украины. Я был генеральным директором до недавнего времени на самой большой Запорожской атомной станции. Себестоимость электроэнергии там 37 копеек за 1 киловатт/час. На Хмельницкой станции у нас себестоимость выше – 64 копейки за 1 киловатт/час .В среднем электорэнергия НАЭК продается на энергорынке по цене 65-70 копеек. Для сравнения себестоимость электроэнергии на теплоэлектростанции примерно по 1,20 грн . Они не могут дешевле продавать. Зеленая, солнечная электроэнергия продается до 5 грн за 1 киловатт/час.

По январю ситуация была такая, что мы получали порядка 6 млрд в месяц оплату, но в феврале платежи от оператора рынка стали падать. И по марту нам выплатили 2,2 млрд!

Только за первые три месяца 2020 года задолженность энергорынка перед Энергоатомом составляет около 4,7 млрд.! Долги растут. Парадокс – мы производим электроэнергию примерно в 8 раз дешевле зеленых электростанций, которые находятся в частных руках, они строят дополнительные мощности, и им платят прежде всего. Неплатежи катастрофические – Энергоатом в долгах, а частные компании в прибылях, разве это государственный подход? И ситуация эта развивалась последние 3 месяца, с января, когда она была еще более-менее благополучной, и до марта, когда все стало стремительно падать.

- Что вы планируете делать, чтобы спасать Энергоатом?

- Мы сюда пришли, чтобы прекратить уже делать дойную корову для частного бизнеса из государственной компании, которая поддерживает экономику и которая обеспечивает самую дешевую электроэнергию. Для различных бизнес-групп, которые либо через Энергорынок, либо на каких-то поставках, за долгие годы создали очень много "пристроечек", которые на нас зарабатывают деньги, пока государство в убытках. Мы не можем выполнить производственный план, план модернизации. В марте мы получили 2,2 миллиарда - а собственных обязательных платежей у нас 3,2 миллиарда. Это наша заработная плата, персонал, это налоги, которые мы платим в госбюджет различных уровней, это проценты по кредитам, которые мы на сегодня имеем. То есть расходы на модернизацию закупки, программу безопасности, и все это сейчас платежами не покрывается.

Из-за того, что нам не платят за электроэнергию, мы вынуждены брать кредиты. И оплачивать их за свой счет, но наши кредитные линии полностью заполнены. По сути выплатой процентов по кредитам мы еще и дополнительно дотируем банки.

- Эта схема с приоритетом в выплатах с энергорынка для зеленых энергокомпаний сложилась давно. Почему приходится останавливать энергоблоки?

- Дошло уже до абсурда. Сейчас нашу генерацию ограничили на 2150 МВт. Фактически государственный Энергоатом может производить, но не может продать нашу самую дешевую электроэнергию в условиях кризиса. Потому что в условиях общего падения потребления в условиях пандемии частично эти 2150 МВт замещаются другими видами генерации. В том числе зеленые частные компании увеличивают свой объем, на этом тарифе это выгодно. И этот процесс происходит бесконтрольно. Энергоатом на сегодняшний момент 85% произведенной электроэнергии обязали продавать по фиксированному тарифу, который для нас установлен во взаимоотношениях с Гарантированным Покупателем. Только 15% нашей электроэнергии на сегодня мы можем продавать по рыночной цене. Остальную нашу электроэнергию посредник использует, в том числе, чтобы оплачивать высокие тарифы для частных энергокомпаний. Государство само себя загнало в убыток. Эта схема против государственных интересов. Это урон всем нашим гражданам, экономике, бюджету.

- Энергорынок, судя по вашим словам, в таком виде мертв, а был ли он у нас вообще?

- Конечно, нет. Это называется рынок на словах. Но на самом деле, происходит закрепление неравенства между различными видами генерации. Энергорынок в том виде как сейчас убивает Энергоатом.

- А как работает Гарантированный Покупатель?

- НАЭК Энергоатом имеет профицит производства электроэнергии. НАЭК Энергоатом поставляет на ГарПок, а он фактически не может разместить эту электроэнергию на рынке. Потому что он в первую очередь обслуживает заявки зеленой генерации, и в силу ряда причин не способен разместить значительной объем электроэнергии НАЭКа. В результате эта электроэнергия попадает на балансирующий рынок со значительным дисконтом в 53% и расторговывается за бесценок. Таким образом ГарПок получает убыток за счет непродажи этой электроэнергии по рыночным ценам. Этот убыток выставляется на Укрэнерго, который оплатить его не может, потому что у них нет источника для оплаты. В результате денег нет, схема убыточная, зеленым выплачивают по тому тарифу, который им установлен, а нам нет, убытки идут в долги энергорынка перед нами.

- То есть государство поставило вам неравные условия, и теперь вы дотируете прибыли частных зеленых компаний, дотируете население, дотируете банки, у которых берете кредиты, не имеете средств на модернизацию и безопасность, и убытки растут, я ничего не пропустил?

- Да, но это не все. Мы сейчас с вами говорим о текущей задолженности, которая накоплена за последние месяцы. Но у нас существует задолженность перед предыдущим ГП Энергорынок, которого с июля 2019 года заменил ГарПок. Так что все долги старой системы тоже висят на Энергоатоме.

Долги старой системы перед нами составляют 11,7 млрд грн. И знаете, 11,7 млрд – эта сумма примерно равна всем нашим краткосрочным кредитным обязательствам. И мы платим проценты банкам по 2 млрд грн в год. То есть нас загнали в долги, и вместо того, чтобы их погасить, нас вынуждают эти долги постоянно обслуживать.

- То есть если бы в ваши условия поставили все частные энергокомпании, они бы уже обанкротились.

- Совершенно точно и совершенно давно.

- За последние полгода введено дополнительно 600 МВт мощности зеленой энергетики - это уже при правительстве Гончарука и министре энергетики Оржеле, скажите, а что бы было, если бы такой тариф, как у зеленых компаний, за эти полгода дали Энергоатому?

- Да, они ввели около 600 МВт. Если бы Энергоатому дали тариф в районе 5 грн за кВт-час, мы бы за один год закрыли долги и построили бы новый атомный блок. Это вне всяких сомнений. И обеспечили бы высший уровень безопасности. И прибыль была бы у государства, а не у частных компаний.

- У нас одна из финансово-промышленных групп пролоббировала себе прямые договоры с Российской Федерацией, действовали они несколько месяцев. А по какому тарифу они получали?

- Я не могу сказать, по какому тарифу получали, потому что мы это не контролируем.

- Получается, по сути запланированная убыточность.

- Это не убыточность. Если убыточность, это мы тогда говорим о нашем финансовом бюджете и о нашем финансовом плане. Пока у нас нет убытков. Но у нас просто есть искусственная задолженность, которую нам не платят, чтобы кто-то другой обеспечивал свои доходы. Все линии кредитные полностью заполнены. Возможность дополнительного кредитования исчерпана.

- У вас есть сейчас задолженности перед работниками по зарплате?

- Нет. Задолженности нет. Но откровенно говоря, эту зарплату в марте мы заплатили просто впритык. Мне надо было предпринять очень серьезные усилия, чтобы ситуацию по выплате зарплаты и налогов держать под контролем.

- Какой план выхода из кризиса у правительства?

- На сегодняшний момент, как нам известно, премьер-министр ведет переговоры с компаниями в сфере солнечной и ветровой энергетики по поводу снижения тарифов и сбалансирования финансового рынка.

Что нас отличает от тепловой генерации, от зеленой генерации? То, что мы несем ответственность еще и за ядерную, радиационную безопасность. Мы же идем в Европу – так давайте использовать опыт Европы – Франции, Чехии, многих других.

Как работает атомный оператор в любой стране, у наших соседей? Они работают по двусторонним договорам. Соответственно, они планируют весь свой баланс. Если бы наперед мы могли бы по двусторонним договорам разместить свой объем, скажем, до 90%, тогда бы мы свой баланс планировали, чтоб полностью расторговывать свою электроэнергию по двусторонним договорам по цене рынка двусторонних договоров. У нас тогда ситуация стабилизируется. Мы можем оставлять порядка 10% на свободный рынок для маневра. И тогда у нас компания обеспечивается полностью и закрывает весь свой баланс. И закрывает всю экономику дешевой электроэнергией, которая идет на поддержание именно населения Украины и государства Украина. И мы тогда не дадим возможности кому-то зарабатывать на этой электроэнергии. Любое государство обеспечивает своего атомного оператора возможностью размещения всего своего доступного объема электроэнергии. Это и держит цену на электроэнергию внизу. А Украина почему по-другому действует?

- А почему во время кризиса регулятор не ограничивают долю зеленых компаний?

- Наше предложение хотя бы не давать им строить установленные мощности, а если они их наращивают, необходимо на эту же сумму снижать им тарифы, чтобы общая сумма денег, которую они забирают с энергорынка, оставалась одна и та же.

- Какой у вас сейчас план по спасению Энергоатома?

- Во-первых, погашение старого долга - 11,7 млрд ГП Энергорынок перед НАЭК Энергоатом. В Верховную Раду уже подан соответствующий законопроект. Он даже был поставлен в повестку дня. Но в связи с тем, что занята была Верховная Рада этими важными законами по земле и по банковским делам, его до сих пор не рассмотрели. Этот закон предусматривает выпуск ОВГЗ – облигаций государственного займа на 11,7 млрд грн. И государство гасит долги ГП Энергорынок предыдущего перед НАЭК Энергоатом этими облигациями. Мы эти облигации размещаем в банках, в которых у нас кредиты. И тем самым получаем те средства, которые мы им должны за кредиты. У нас освобождаются все наши кредитные линии и мы можем брать средства, чтобы кредитоваться и закрывать свои программы и закрывать долги. Фактически мы получаем 11,7 млрд в виде банковских бумаг, которые выпускает государство, закрывает долги перед одним государственным предприятием другого государственного предприятия и стабилизирует ситуацию в НАЭК Энергоатом таким образом. Мы в таком случае сэкономим еще и 2 млрд грн за счет того, что мы не будем платить банкам проценты по кредитам. Это по нашей текущей ситуации.

Во-вторых, мы будем критически оценивать наши потребности и наши затраты на будущие периоды, и наши долги, которые на сегодняшний момент мы имеем. То есть будем делать реструктуризацию, будем разговаривать с нашими партнерами и будем вести переговоры, чтобы отложить выплаты на поздние периоды.

В-третьих, что касается энергорынка. На сегодняшний момент мы участвуем во всех совещаниях, которые проводятся на эту тему и Укрэнерго, и НКРЭКП, и в министерстве, где формируются предложения для Кабинета Министров, чтобы стабилизировать ситуацию. Должна быть достигнута физическая стабилизация по балансу. Мы должны достичь того, чтобы на рынке не было профицита электроэнергии. То есть в физическом балансе должно столько электроэнергии вырабатываться, сколько потребляется с этого рынка.

В-четвертых, экономическая стабилизация энергорынка. Тот, кто поставил электроэнергию, за нее должен и получить свои деньги. Никто не должен спекулировать на этой электроэнергии. В этой связи различные модели разработаны. Первое, с чем пока все согласны, - сократить наш объем специальных обязательств с 85% до 75%. Это означает, что мы вместо того, чтобы 85% всей электроэнергии отдавать ГарПоку, которую он продать потом не может и на которой спекулируют потом все остальные, мы даем 75%. Из этих 75% где-то порядка 50% закрывается для населения, а 25% у него будет соответственно возможность торговать на свободном рынке по прямым договорам.

- Зачем Украине эта странная модель "рынка"? Зачем ГарПоку давать инструмент вообще торговать государственной электроэнергией, если они не способны упорядочить кризис?

- Не мы эти правила устанавливали. Безусловно, мы можем взять на себя поставки населению, мимо ГарПока.

- Убрать посредника?

- Совершенно верно. Мы можем взять эти 50% и взять на себя обязательства по закрытию тарифов населения, чтобы продавать весь наш объем по двусторонним договорам. Мы могли бы закрывать в таком случае всю нашу производственную программу и поддерживать государство всеми силами.

- То есть будет НКРЭ как регулятор устанавливать тариф, но вместо безответственного ГарПока будет понятно, где деньги и кто отвечает за то, что они пришли или не пришли.

- Да, это было бы верно. Если, условно говоря, 50% нашего производства пойдет на обеспечение населения, а другие 50% нам дадут расторговывать на двусторонних договорах, тогда у нас вообще ситуация будет совершенно стабилизирована. А ГарПок может оставаться и заниматься вопросами зеленой энергетики, в том сегменте производство не равномерное по суткам, непрогнозируемое - зависит от погоды, там и будет производить свои расчеты.

- То есть система гарантированного покупателя по сути себя не оправдала.

- Она себя не оправдывает. Как я уже сказал выше, весь баланс, который ГарПок не распродает, он у нас берет по определенному тарифу, и он по этому тарифу продать не может. Он потом скидывает цену и продает.

- По сути создана прокладка. Она управляет объемами электроэнергии Энергоатома. Если солнечные, зеленые электростанции частные недорабатывают свой объем, то можно закрыть государственной энергией. А если они вырабатывают, можно сказать: извините, Энергоатом, подвиньтесь, мы будем работать с частниками. Так?

- Это просто один из элементов этой системы. На самом деле таких вещей, о которых вы сейчас сказали, там очень много. Каким образом можно получать выгоду на том, что есть большой объем дешевой электроэнергии НАЭК Энергоатом, которую можно или увеличивать или уменьшать в угоду частным компаниям.

- Выглядит как идеальная коррупционная схема, узаконенная государством, где в доле все олигархи, и ЕБРР и прочие крупные структуры.

- Чтобы сказать, что схема коррупционная, вам надо найти, поймать за руку коррупционера. Тогда вы скажете: "Эти вытащили деньги отсюда". А поймать кого-то при такой схеме невозможно.

- Предыдущее руководство, тут было много известных атомщиков, сидело в вашем кабинете, куча заслуженных людей. Они что-то предпринимали? Ведь при них эта система годами складывалась. Почему с этим никто не боролся? Я от вас первого слышу такого рода оценки.

- Я не хочу критиковать предшественников, тех, кто сидели на этом месте. Была разная ситуация. Была разная ситуация и в Украине, и политическая ситуация была разная. Если Германия строит для себя солнечную и ветровую энергетику, и она вкладывала по 35 млрд евро в год до недавнего времени из государственного бюджета – то это не делается там за счет создания убытков для государства и государственных компаний. А у нас зеленую энергетику из бюджета не развивают, у нас создана схема, где частные компании получают прибыли за счет создания убытков для Энергоатома. Так что наша зеленая энергетика к европейской экологии никакого отношения не имеет.

- Какие тарифы, по вашему мнению, были бы справедливыми для зеленой генерации, для тепловой, для атомной?

- На мой взгляд тариф в 5 грн, 4 грн, даже 3 грн – это нам не по карману просто, как государству Украина. У нас нет таких денег в экономике, чтобы дотировать в таких объемах зеленую энергетику. Но самое главное - как говорят "деньги не пахнут", так и киловатт/час не должен пахнуть. Он все равно какой. Это как продукт конечный любой генерации должен стоить одинаково. У нас сделали единый тариф по газу, так и должен быть единый тариф по электроэнергии.

- А если государство хочет стимулировать зеленую генерацию, нужно взять германский опыт, выделить целевые дотации на объем производимой энергии. То есть киловатт для всех стоит одну цену. А потом регулятор говорит: мы можем выделить дотации для зеленых по таким-то правилам. Тогда будет видно, стоит ли такую дотацию выделять и кому.

- Я согласен. И тогда государство сразу начнет считать и понимать, сколько оно готово инвестировать в зеленую энергетику.

- А сейчас все это зашивается в убытки, ответственных нет и цифр никто не знает, кроме тех, кто получает прибыли и дает откаты.

- Даже не хочу комментировать.

- В каком объеме финансируется безопасность и производство, если платежи ниже минимальных расходов?

- На сегодняшний момент программа никак не финансируется. В апреле, как вам я сказал, это 3,2 млрд, которые нам нужны. В это входят только самый необходимые платежи. Надо иметь в виду, что у нас на каждой станции работает большое количество подрядчиков. Они своими коллективами работают. Соответственно там необходимо финансирование этих подрядчиков за выполненные работы, которые они делают по ремонту энергоблока, по проведению мероприятий по повышению безопасности и так далее. У нас большие обязательства по повышению безопасности. Сама программа финансируется Европейским банком. Но это только железо. А это железо надо монтировать. И это все делается руками наших украинских подрядчиков. Мы должны оплачивать их труд, но сейчас не можем финансировать никакие хозяйственные нужды. Мы им говорим: господа, подождите, сейчас мы находимся в кризисе в связи с коронавирусом. Как только мы из этой ситуации выходим, мы будем иметь достаточно средств, чтобы с вами рассчитываться. Но фактически уверенности на сегодня нет. Для этого нужно делать очень серьезные антикризисные мероприятия на рынке. Если бы они нам не верили на слово, что мы это сделаем через месяц, мы бы остановились.

- Вы только приступили к работе, но ситуацию изнутри знаете, какие расходы можно было бы оптимизировать в Энергоатоме?

- Состоялся министерский аудит НАЭК Энергоатом. Очень много замечаний здесь было по результатам этого аудита. Прежде всего с точки зрения финансового ресурса, который должен быть накоплен здесь, в центральной компании, который должен оставаться на нужды станций. Поэтому тут в принципе на сегодняшний момент я вижу проблемы во всех сферах работы компании.

- Что конкретно требует изменений в Энергоатоме?

- Во-первых, надо посмотреть производственную программу, которая есть сейчас у НАЭК Энергоатом с точки зрения ее оптимизации, сосредоточившись на двух основных статьях - это эксплуатация и ремонт. Так же относительно продления сроков эксплуатации энергоблоков. У нас такая ситуация здесь сложилась в Энергоатоме, что когда нам надо продлить сроки эксплуатации энергоблока, он останавливается на 200-300 суток. Это отечественное "ноу-хау", такой практики нет нигде в мире, чтобы блок стоял 200-300 суток, ведь он мог бы производить электроэнергию. Он мог за 30 суток отремонтироваться, и остальные 250 суток вырабатывать свою тысячу МВт совершенно спокойно.

Во-вторых, нам выделены средства Европейским банком. По разным причинам эти средства частично не освоены из-за законодательных ограничений в том числе. 200 млн. евро у нас должно было зайти под финансирование мероприятий безопасности. В результате мы эти мероприятия вынуждены переносить. И фактически у нас блок продолжает работать какой-то период, а мероприятий по повышению его безопасности переносятся. Возникает вопрос эффективности использования этих средств.

В-третьих, эффективность планирования затрат. Если вы здесь не имеете денег, чтобы зашли подрядчики, то не надо закупать объем запасных частей. В НАЭК Энергоатом на сегодняшний день 8 млрд лежит на складах оборудования, которое мы не можем применить.

В-четвертых, бесхозяйственность, в которой могут быть признаки коррупции. Я не следователь, но у меня возникают вопросы по ряду сделок, по ряду договоров, которые тут заходили на НАЭК Энергоатом, по тем оборотам, которые здесь идут между центральной дирекцией и обособленными подразделениями и по тем поставкам, которые осуществлялись по различным направлениям деятельности. Оборудование заходит и вдруг вы пугаетесь от той цены, по которой его оттендерили через систему Прозорро. Вы смотрите, и понимаете, что по Прозорро все правильно было сделано. Ценовые заявки – вот они. Вот 3 поставщика было. Вот все было хорошо. Вот оно приехало. Но почему оно 100 млн стоит, а не 1 млн?

- В 2019 году Энергоатом взял в аренду новый офис в Киеве на улице Гоголевской на 10 тыс. кв. м. Насколько это целесообразно - переезжать во время кризиса в новый офис, насколько оправданные затраты?

- Я бы тут с вами частично согласился, что надо было подумать, нужен нам этот офис или не нужен. Там была аренда 21 доллар за квадратный метр. Сейчас в новом офисе та же цена аренды, на первый взгляд все также. Но площадь в 2 раза больше, получается, раньше платили за аренду офисов платили за аренду меньше, а сейчас получается, 6,2 млн платим. Заключили договор на 3 года – с августа 2019-го, за что Энергоатом заплатит 280 миллионов гривен.

Я давно работаю в компании, и возникает у меня все время вопрос: почему за 30 лет нельзя было построить нормальное офисное здание для Энергоатома, зачем мы переплачиваем на аренде, если нам гораздо дешевле раз и навсегда построить себе собственное здание? За те деньги, что мы тратим на аренду, можно было построить небоскреб. Причем одно время НАЭК Энергоатом строил офис, где-то в 2002 году еще. Мы его строили, строили, все нормально и потом его как-то там отдали за векселя, за долги. За бумажки, короче, отдали и все. И с тех пор НАЭК Энергоатом арендует офисы постоянно. И вот эти затраты дополнительно несет.

- Что относительно этого скандала с Денисом Ермаком и назначением Купчака вице-президентом? Вас знакомили с Купчаком?

- При всем моем уважении или неуважении к Купчаку я его не знаю просто, кто это. Я услышал фамилию Купчак, когда кто-то написал об этом.

- Говорят, вы назначаете вице-президентом гражданина Германии Хартмута Якоба. Мне писали, что он был участником скандала в одном из ОСББ Киева. Вы знакомы с этой информацией? Почему вы остановились на этой кандидатуре?

- Я считаю, что подобрал прекрасную кандидатуру на финансово-экономический блок – Хартмут Якоб. Действительно немец, живет в Украине уже 15 лет, по образованию он имеет очень серьезную подготовку, закончил американский Университет Джонса Хопкинса по специализации экономика и финансы, работал много лет в инвестиционно-банковской и энергетической сферах. Когда он выразил заинтересованность в работе в Энергоатоме, то получил в качестве поддержки рекомендацию известного во всем мире Оксфордского института энергетических исследований.

И мой кандидат на второго вице-президента по развитию – это Герман Галушенко, юрист с международным именем. Я совершенно разные несуразицы читал в интернете про этих людей. Это все неправда.

Очень надеюсь на поддержку премьер-министра и министра энергетики в их скорейшем назначении.

- Какая модель реформы Энергоатома нужна Украине?

- Хорошим примером, к которому надо стремиться, является Франция и компания EDF - 54 атомных блока они там эксплуатируют, 480 млрд. КВт/ч производят по году на атомных блоках. А Украина производит 80 млрд. КВт/ч. Сама организация корпорации, сама структура закупок, сама структура организации менеджмента с 54 блоками – это все этот опыт надо просто брать и делать. Они имеют в своем составе и организации, которые у них торгуют электроэнергией. Там настолько развито законодательство, что это можно делать. EDF поддерживает всю экономику Франции, которая стоит на этом фундаменте. При этом государство инвестирует в свою атомную компанию.То же самое надо сделать здесь. НАЭК Энергоатом не на словах, а на деле должен стать опорой экономики, нам надо внедрять систему лучших в своей отрасли стран.

- О чем вы говорили с президентом и премьер-министром при назначении, какие задачи вам ставили?

- Я очень признателен президенту и премьер-министру за то время, которое они выделили для разговора. Мы были командой и представили проект стратегического плана развития НАЭК Энергоатом на ближайшую перспективу. Обсуждались конкретные задачи и результаты, которые должны быть достигнуты на различных этапах ее реализации. Фактически руководство страны хочет увидеть эффективную программу действий, чтобы НАЭК Энергоатом стал опорой экономики Украины и примером успешной трансформации государственной компании старого типа в современную высокотехнологичную организацию. Сейчас мы в начале пути.

Джерело: Цензор.НЕТ

Про будівництво двох баз ВМС, або Що заважає налагодити ефективну співпрацю України з країнами НАТО

четвер, 22 жовтень 2020, 9:55

Важливо розглядати розбудову військово-морського флоту України виключно в аспекті забезпечення вільного судноплавства одночасно Чорного й Азовського морів. І подавати це в аспекті деокупації незаконно анексованого Криму.

Готуйте кишені: Українців у листопаді чекає новий курс долара, аналітик назвав ціну

четвер, 22 жовтень 2020, 9:53

У листопаді вартість американської валюти в Україні коливатиметься в межах 28,5-28,8 грн/$. Так, валюта може додати в ціні близько 20-30 копійок. Однією з основних причин, зазначає в коментарі аналітик Єгор Комов, є нова хвиля пандемії коронавірусу, п...